ТЛТгород.ру - городской информационный портал Тольятти. Все новости города. 16+В декабре портал посетило 106 651 человек, 958 090 просмотров. Реклама на сайте
  
Погода сегодня
-8°
главная новость Тольятти
62.8299  нефть 86.11
€ 69.226  золото 1202.1
БизнесНовостиВидеоФотоотчетыКриминалРасследованияТочка зренияОбъявленияРаботаКлубыАфишаКиноафишаеще

Оглавление

1. Наследство мертвецов. Часть II.
2. Глава II. Герои и мародеры
3. Глава III. Граф Нарцисс
4. Глава IV. Красивый миф
5. Глава V. Советы мудрецов
6. Глава VI. Без жертв и разрушений
7. Глава VII. Как в дешевом водевиле
8. Глава VIII. Снова труп. Снова Горин

Расследования

Тольяттинцы разбиваются на «ватрушках». Девушка в коме, мальчик ...
Как устроена чеченская мафия
Снова Евдокимов, снова аферы
Лже-Рокфеллер ловко затащил в постель российских бизнес-леди и ...
Снюс в Тольятти по-прежнему доступен: подробности
Ждем посадки? Счетная палата против самарского министра спорта ...
Тухлое мясо для детсадов и школ Тольятти: что известно на ...
Злейший враг криминальных королей России вернул себе титул вора.
LADA АТВ_янв



Криминальная история Тольятти

Наследство мертвецов. Часть II.

Глава II.
Герои и мародеры

1

Городское УВД располагалось на стыке Центрального и Промышленного районов, примерно в получасе езды от дома Артема.

Его самочувствие, в отличие от погоды, было не столь жизнеутверждающим. Назойливое постукивание маленьких молоточков в висках и пустынная сухость во рту напоминали о вчерашней бурной посиделке.

Глинский откинулся на сиденье и закрыл глаза, надеясь воспользоваться драгоценными остатками сна. Но сон упорно не хотел идти. Тогда Артем достал из наплечной сумки тонкую пластиковую папку с прикрепленными прозрачными файлами. В один из них была вставлена ксерокопия заметки, которую для него сделала коллега Света Темникова. Публикация, датированная 22 февраля текущего года, называлась пафосно-претенциозно: «Да будет клад!». Вполне в духе автора Тони Сайкиной, умеющей привлекать внимание громкими воодушевленными заголовками.

На фото под статьей был изображен Аристарх Клевлин, одетый в зимнее, на фоне неказистого главного корпуса Татищевского государственного университета. Профессор улыбался одними губами и смотрел искрящимися глазами мимо камеры в светлое будущее.

В публикации сообщалось, что руководство ТаГУ в лице ректора Николая Стеклова после консультаций с Институтом археологии при Российской Академии наук пришло к выводу о целесообразности проведения археологических раскопок в районе города Татищева. Эти раскопки должны были подтвердить, либо опровергнуть многовековую легенду, гласящую, что здесь якобы таятся сокровища времен Алексея Михайловича, второго царя дома Романовых, восседавшем на престоле с 1645 по 1676 год.

Если верить легенде, где-то на заброшенном Старогородском кладбище был зарыт клад золотых монет, пожалованных царем за ратные подвиги своим войскам, успешно сражавшимся с известным бунтарем Степаном Разиным. Якобы эти монеты не дошли по назначению, а были надежно укрыты похитителями-казнокрадами. Антонина Сайкина задалась в статье насущным вопросом: сколько же сокровищ по сей день спрятаны в татищевской земле? И пространно отвечает: мол, данные исторических источников разнятся, в драгоценном тайнике может находиться от двухсот до двух тысяч золотых монет.

Руководителем научно-изыскательской группы, в которую должны были работать студенты истфаков Татищевского государственного университета и Приволжского педагогического института, был назначен идейный вдохновитель проекта, ученый-краевед Аристарх Клевлин.

«Моя теория такая. Потомки оставили нам достаточно фактов, подтверждающих, что золото царя Алексея Михайловича явилось отнюдь не из бабушкиных сказок, — убежденно заявляет профессор в комментарии к публикации. — Эти факты только нужно отыскать и проанализировать. Боюсь забегать вперед, но, думаю, в случае надлежащей поддержки со стороны руководства нашего учебного заведения и бизнесменов я обязательно отыщу доказательства моей теории».

Вот, значит, как. Аристарх Матвеевич на старость лет решил поиграть в искателя затерянных сокровищ. Необходимо срочно встретиться с Николаем Стекловым, который наверняка должен знать, к каким результатам привели раскопки, если таковые состоялись.

Вот, значит, как. Аристарх Матвеевич на старость лет решил поиграть в искателя затерянных сокровищ. Необходимо срочно встретиться с Николаем Стекловым, который наверняка должен знать, к каким результатам привели раскопки, если таковые состоялись. Артем отыскал в мобильном интернете номер приемной ректора ТаГУ и позвонил. Представившись, Глинский поинтересовался у секретаря, когда он может повидаться с ректором. Артем объяснил, что готовит очерк об Аристархе Клевлине, а воспоминания Николая Михайловича призваны внести важные штрихи в портрет ученого. Секретарша попросила, чтобы журналист оставался на связи. Вскоре она сообщила, что ректор будет ждать его сегодня в два часа дня.

Такси сделало крутой разворот на кольцевой развязке, вынырнуло из автомобильного потока и остановилось на просторной парковке УВД. На входе смугловатый дежурный, знавший Артема, козырнул и попросил зарегистрироваться. Большие часы над доской почета в светлом, недавно отремонтированном холле дали знать, что у Глинского в распоряжении имеется полчаса.

Артем сначала заглянул в отдел по связям со СМИ, располагавшийся в тесноватом, заставленном стеллажами кабинете на втором этаже управления. Инспектор отдела Катя Тимощук сунула ему релиз с информацией о предстоящем мероприятии, и, показав жестом, что занята по горло, продолжила на высоких тонах говорить по телефону внутренней связи. Она пребывала во взвинченном состоянии. Что неудивительно — на пресс-конференцию должны были пожаловать милицейские начальники из губернской столицы.

Артем вышел из отдела по связям со СМИ и набрал номер Юры Опилкина.

— Привет, Юра. Ты где?

— Я то? — раздавалось сквозь чавканье. — Я то в столовой.

— Жди, сейчас подскочу, — Артем спускался на первый этаж, не прекращая разговора. Идти было недолго, столовая находилась слева от центрального входа.

— Так и быть, подскакивать... — к удивлению Артема, с явной неохотой ответил Юра.

2

В милицейской трапезной, огромной и неуютной, пропитанной запахами совкового общепита, было почти пусто. Звуки шагов отскакивали от кафельной плитки и разносились по всему помещению. На раздаче выбирали еду два молодых милиционера. Размалеванная тетка в белом колпаке вяло тыкала пальцем в кнопки кассового аппарата. Юра Опилкин расположился за обшарпанным столом с железными ножками. Он активно уплетал бифштекс и макароны, прихлебывая какао.

— Приятного аппетита, командир, — бодро приветствовал его Артем. Младший лейтенант ответил кивком головы и вальяжно показал вилкой на стул напротив: так и быть, присаживайся. Как быстро, однако, обстоятельства меняют манеры. Неужели столь разительная метаморфоза связана с тем, что наш герой банально зазнался? Артем терпеливо ждал, когда Юра перестанет жевать набитым ртом и приобретет способность членораздельно говорить.

— Знаешь, сегодня утром у меня было встреча с начальством. Оно категорически запретило общаться со СМИ, — наконец изрек Опилкин. — Вот прессура пройдет — и баста, больше никаких комментариев. Так что, извиняй, наш договор отменяется.

— Юрий, ты как-то странно заговорил. Или, может, мне кажется?

— Если даже кажется, что дальше? — чтобы вытереть лоснящиеся жиром губищи, Опилкин взял сразу несколько салфеток. Его движения были преисполнены барской скуки и напыщенной важности.

Артем не собирался терпеть такого обращения. Тем более, со стороны невесть что о себе возомнившего тупорылого литехи.

— Что дальше? Ты мне на диктофон официально заявишь, что воздержишься от каких-либо комментариев по поводу убийства профессора Броцмана и задержания подозреваемого, — в голосе Артема появились металлические нотки.

Он достал диктофон и придвинул его к сотруднику ЛОВД, нажав кнопку «rec». Опилкин, не ожидавший такого поворота, уставился на Артема таким взглядом, каким, наверно, привык деморализовывать потенциальных или состоявшихся нарушителей порядка. Взглядом, которым с одинаковым мастерством владеют уличная шпана и низшие чины в погонах, хамовато-презрительным, заставляющим бояться и ненавидеть. Однако Артем слишком хорошо был знаком с этим трюком, чтобы на него реагировать.

— Ты, что, сбрендил? Убрал быстро диктофон! Слышь, при всем к тебе уважении, я сейчас дежурного позову! — пригрозил Опилкин.

— Итак, Юрий, забыл как по батюшке, как я понимаю, вы все же согласны на общение. Пожалуйста, дайте пояснения относительно некоторых деталей произведенного вами задержания...

— Без комментариев! — рявкнул Опилкин.

Если так будет продолжаться дальше, дежурный сам примчится.

— ... гражданина Лопухова, 1963 года рождения, — терпеливо продолжал Артем, не обращая внимания на протесты. — Подозреваемого в убийстве профессора Роберта Броцмана. Дело в том, что после изучения картины происшествия появились веские основания сомневаться в том, что задержанный действительно причастен к этому убийству. Понятно изъясняюсь?

Опилкин примолк и по-ослиному замотал головой. Артем устремился в атаку.

Однако все равно возникает сомнение, что он является таким идиотом, чтобы совершать убийство и ограбление в тот момент, когда едет в гости к родне с сумками, набитыми маринованными огурцами и вареньем.

— Основание первое. На видеозаписи с места преступления отчетливо видно, что колото-резаная рана находится на левом боку жертвы. Логично предположить, что человек, ударивший его острым предметом — правша. Однако далее прекрасно видно, что гражданин Лопухов подписывает бумаги левой рукой. Основание второе. Ни в сюжете, ни в пресс-релизе почему-то не было сказано ни слова о важнейшей улике — орудии преступления. Словно она испарилась или же, что более вероятно, просто не была обнаружена. Основание третье. Лопухов, конечно, не Эйнштейн и не Ломоносов. Однако все равно возникает сомнение, что он является таким идиотом, чтобы совершать убийство и ограбление в тот момент, когда едет в гости к родне с сумками, набитыми маринованными огурцами и вареньем.

— Что за ерунда... — слабо промямлил Опилкин.

— Вопросы по вышеперечисленным основаниям будут заданы на пресс-конференции через каких-то пятнадцать минут твоим начальникам, — Артем обратился к пресс-релизу. — А именно: начальнику Средневолжского УВД на транспорте генералу-майору Суворову Дмитрию Павловичу, заместителю руководителя губернского ГУВД, начальнику милиции общественной безопасности генералу-майору Спирину Вениамину Николаевичу и начальнику УВД по городскому округу Татищев полковнику Легкоступову Денису Капитоновичу. Я подозреваю, что они вряд ли будут способны с ходу дать убедительные ответы. Я только дам наводку, зажгу фитилек — поверь, мои коллеги набросятся на твоих боссов как свора голодных псов. И станет ясно, что прогремевшее на всю Россию дело о геройском задержании убийцы знаменитого историка, дело, которое появилось на свет, по твоей, Юрий Батькович, милости, оказалось наспех сфабрикованной липой! Представляешь, какой публичный стыд придется пережить твоим начальникам? Я уже вижу заголовки газет, которые выйдут на следующий день: «Менты снова засадили невиновного!». «Дело профессора Броцмана шито белыми нитками!». «Милиционер из Татищева: герой или обманщик?». И лягут буйные начальственные головы на плахи начальников уровнем выше. Вряд ли забудут и того, кто замутил воду. То есть, тебя.

На Опилкина было жалко смотреть, такой у него стал забитый и пришибленный вид. Бахвальство и вальяжность в мгновение ока испарились. Его веснушчатое крестьянское лицо осунулось, плечи поникли, руки не находили места. Таким младший лейтенант Артему сейчас нравился больше.

— Почему ты так со мной поступаешь? — выдавил из себя Опилкин. — Что я сделал плохого?

— Разочаровал. Я ведь был уверен, что ты порядочный мужик, слово держать умеешь.

— Христа ради прошу, не губи! — взмолился Опилкин. — Мне ведь звание внеочередное присвоят. С премией и медалью. От РЖД подарок. Отдельную комнату обещали в общежитии!

— И поэтому ты стал сволочью и заткнулся, как только начальники дали отмашку. Им ведь еще надо с подозреваемым поработать, кое-какие факты подтасовать, чтобы все сходилось, орудие преступления «обнаружить»... — рассуждал вслух Артем.

— Скажи, наконец, что тебе от меня надо!

— Не кричи, народ озирается, — на самом деле истерика Опилкина способна были привлечь внимание разве что апатичной тетки за кассой. Кроме нее и их двоих в столовой больше никого не было. — Я хочу услышать то, что вряд ли когда кто услышит. Правду. Всю, целиком. И нечего смотреть на меня как на шантажиста, сам напросился! Я сильно сомневаюсь, что ты сам считаешь этого разнесчастного Лопухова убийцей. По моему предположению, события развивались примерно следующим образом. Пассажир Лопухов ночью пошел отлить, наткнулся на труп старика и спьяну решил пошарить у того в карманах. Тут на сцене появился наш доблестный страж порядка Юрий Опилкин, который, с этим никто не спорит, действует решительно и смело. Вот только кого он поймал — коварного убийцу или воришку-мародера, который так и не довез маринованные огурцы до своей сестренки?

— Хорошо, что я получу взамен?

— Мое молчание. В газете выйдет дежурный отчет о пресс-конференции, без оценок и комментариев. Зато с твоей фотографией. Должен же город знать своих героев в лицо. Артем считал, что поступает вполне справедливо по отношению к незнакомому ему Лопухову. Хотя задержанный пассажир поезда «Татищев-Москва» был не виновен в убийстве профессора Броцмана, он вполне заслуживал того, чтобы за свой гадкий поступок неделю-другую погреть нары в СИЗО.

Вытерев теми же салфетками пот со лба, Опилкин заговорил, выплевывая фразы.

— Смотри, Артем, ты обещал... Стыдно мне, понимаешь? Готов сквозь землю провалиться! Когда мы с Федей Галяминым задержали мужика, старик был совсем тепленький. Мне даже показалось, что он хрипел еще. Ножа, или чем там деда пырнули, у задержанного не было. В новостях говорили, что Лопухов держал в руках острый предмет. Это авторучка, знаешь, такая дорогая, блестящая. Видно, он ее у старика из кармана вытащил. Скрутили мы, значит, мужика, наручники одели, а потом... потом решили сами деда пошмонать. В костюме нашли кошелек, толстый такой, кожаный. Галямин мне: глянь, лопатник-то баблом набит. Давай, говорит, мелочь оставим, а остальное пополам разделим. Тут, говорит, по паре наших месячных зарплат. Старикашке теперь деньги все равно не нужны. Ну, я сдуру согласился. Разрубили бабки пополам. Банковские карточки, три штуки, тоже забрали.

— Молодцы, родина вами будет гордиться, — брезгливо прокомментировал Артем. — Портфель профессора осматривали?

— Как же, заглянули. Там ерунда всякая: газеты, книжки, тряпки, лекарства. Средства личной гигиены.

— Случайно не было ли в портфеле белой картонной папки?

— Точно помню, что не было, — уверенно ответил Опилкин.

Артем, сдержавший дыхание, разочарованно выдохнул.

— Ах да, вспомнил! Я когда документы стариковские осматривал, из паспорта бумажка выпала, пополам сложенная. Видно, из блокнота была выдрана. В ней ничего особенного, только цифры какие-то написаны.

— Ты, конечно, бумажку выкинул? — с долей сарказма спросил Артем, надеясь, что ответ будет другим.

— Почему же так сразу и выкинул? — обиделся младший лейтенант. — С собой забрал. Зачем, убей — сам не пойму. Видать, хватательный рефлекс сработал. Подожди-ка, — самокритичный младший лейтенант принялся копаться в своей барсетке. — Так вот она родимая! Дарю бесплатно!

Милиционер протянул Артем сложенный листок в клетку. Глинский развернул. Внутри действительно мелким почерком было написано несколько цифр.

— Опилкин, твою мать, тебя везде обыскались! — раздалось за спиной пение Кати Тимощук. — Пресс-конференция уже начинается, марш в актовый зал! Глинский, тебя тоже касается!

— Смотри, Артем, ты обещал, — вполголоса произнес младший лейтенант и устремился к выходу.

Артеv аккуратно поймал его за рукав и, пригнувшись к уху, приглушенно сказал:

— Юрий, у меня к тебе будет еще одна просьба, в случае исполнения которой наша договор останется в силе. Будь добр, раздобудь мне, пожалуйста, список пассажиров поезда «Татищев—Москва», в котором произошло убийство.

Глаза Опилкина испуганно округлились. Он перешел на шепот.

— Ты хотя бы представляешь, насколько это сложно, и как мне влетит, если поймают?! Тут выговором с занесением не отделаешься.

— Кончай прибедняться, — отмахнулся Артем. — Какой выговор, ты на кучу уголовных статей дел успел натворить. Так что вперед, командир, удачи. Как список достанешь, немедленно звони.

— Опилкин, тебе отдельное приглашение нужно? — тембр подбоченившейся Кати стал угрожающим. Младший лейтенант сломя голову промчался мимо нее.

3

Актовый зал, заставленный рядами обитых коричневым дерматином стульев-вертушек, находился по соседству с отделом по связям со СМИ. Внутри яблоку негде было упасть. Глинский поручкался со знакомыми журналистами. Наступая на ноги и извиняясь, он протиснулся к Лене Лосевой, которая забила для него свободное место рядом с собой.

— Привет, красавчик, — проворкотала Лена. — Ты как раз вовремя. Начальники вот-вот должны появиться. Слышала, у вас вчера в редакции была неслабая гулянка? Эту дуру Сайкину поздравляли?

— Верно слышала.

— По тебе почти незаметно.

— Так я же меру знаю, — приврал Артем.

— Удачно с Наташей Клевлиной пообщались? — заинтригованно спросила Лена.

— Весьма плодотворно.

— Скажу по секрету: она мне вчера звонила, интересовалась, кто ты такой, можно ли тебе доверять и так далее. Я ее успокоила, что ты парень во! — Лена подняла большой палец. — Что вылупился? Честно же сказала.

— Тебе лучше знать. А если я у тебя спрошу про Наташу: кто она такая, можно ли ей доверять и так далее. Ты честно ответишь?

— Конечно, отвечу. Наташа во! — Лена вскинула оба больших пальца. — Вот и наши защитнички, сейчас зажигать будут!

После небольшой паузы бочком, с трудом переставляя одеревеневшие ноги, к краю длинного полированного стола придвинулся младший лейтенант Юрий Опилкин. Защелкали вспышки фотоаппаратов, операторы прильнули к объективам камер.

В президиум вышли и расселись, строго по списку, начальник Средневолжского УВД на транспорте Дмитрий Суворов, заместитель начальника губернского ГУВД, начальник МОБ Виталий Спирин, начальник городского УВД полковник Илья Легкоступов и незнакомые Артему денщики с неразборчивыми на расстоянии опознавательными знаками. После небольшой паузы бочком, с трудом переставляя одеревеневшие ноги, к краю длинного полированного стола придвинулся младший лейтенант Юрий Опилкин. Защелкали вспышки фотоаппаратов, операторы прильнули к объективам камер. Журналисты вразнобой захлопали в ладоши, а из самой глубины актового зала, где сгруппировались спортивные репортеры, раздались свист и улюлюканье. Начальник УВД при столь неуместном для строгих стен милицейского управления проявлении чувств насупил было брови. Однако, перехватив одобрительный взгляд заместителя начальника губернского Главка, подобрел лицом.

— Здравия желаем, товарищи фотографы-корреспонденты! — забасил с ровной монотонностью полковник Легкоступов, бухнув квадратными лапищами по полировке стола. — Позвольте открыть пресс-конференцию, организованную в целях информирования населения о мерах, принятых отдельно взятыми сотрудниками правоохранительных органов для активизации укрепления авторитета, повышения роли в обеспечении защиты режима законности и правопорядка...

Артем не переставал удивляться манере языка, которым на официальных мероприятиях изъяснялись некоторые представители силовых структур. Нормальному человеческому мозгу решительно невозможно воспринять и уж тем более профильтровать поток информации, состоящий исключительно из цифр, процентов и самых закостенелых форм узкопрофессиональных протоколизмов. Оказавшись в этом потоке, человек с неподготовленной психикой рискует получить жестокую моральную травму. Возможно, кропотливый исследователь найдет в данной форме изъяснения некую изощренную прелесть, которая с научной точки зрения многое сказала бы о развитии особой ветви родного языка.

Илья Легкоступов, прошедший «от» и «до» теоретические курсы милицейской школы и обладающий убойным арсеналом специфического словарного запаса, мог бы стать идеальным объектом такого исследования. Он имел способность говорить очень много и долго, но по сути — ничего.

— ... комплекс мер по выявлению и пресечению, недопущению и полному искоренению, усилению контроля, предупреждению использования, которые были приняты в ходе реализации... — начальник УВД продолжал творить чудеса словесной эквилибристики, отчего репортеры дружно впали в состояние отупелого транса.

— Еще немного, и я туфлей запущу в этого жирного гомосека, — прошипела Лена Лосева. Она уткнулась в свой сотовый телефон «эсэмэсить» и это обстоятельство, наверно, спасло Ильи Капитоновича.

Артем считал личной профессиональной удачей, что при общении с господами в погонах научился обнаруживать под нагромождением чудовищных словесных конструкций искомые факты. Но сейчас у него возникли опасения, что присутствие на данной пресс-конференции для него будет пустой тратой времени. И оказался прав.

— Средства (ударение на последнем слоге) массовой информации часто критикуют милицию, но сегодня мы спешим доложить, что в наших рядах есть настоящие герои. Скромные, но отважные герои, на которых должна равняться молодежь!

Казалось, полковник Легкоступов наконец-то снизошел до упоминания жавшегося к краю стола младшего лейтенанта ЛОВД. Как бы не так. Он продолжил свои пространные рассуждения, от которых уже мутило:

— Ведь что такое милицейская служба? Перед рядовыми сотрудниками стоят актуальнейшие задачи по защите жизни и здоровья граждан от преступных посягательств, осуществлению охраны собственности и порядка при проведении массовых мероприятий. Пример младшего лейтенанта ЛОВД по станции «Татищево-1» Юрия Опилкина наглядно показал, что руководством уделяется большое внимание повышению профессионального уровня своих сотрудников, в том числе в плане физической подготовки. Если конкретно: в плане отработки теоретических навыков и тактических приемов рукопашного боя с уклоном на принятие адекватных мер по локализации действий и последующему задержанию условного правонарушителя...

Прошло еще с пяток минут, прежде чем Илья Капитонович поднес чуть ли ни к самому носу и продекларировал загодя приготовленный официальное сообщение, копии которого Катя Пантелеева раздала журналистам. Оно почти полностью было переписано из сводки, даже «Б. Р. К.» остались. Начальник УВД устремил взор в гущу журналистов:

— Вопросы к герою есть?

Вопросы имелись, и немало, но настолько малосодержательные и примитивные, что на них без посторонней помощи способен был ответить даже Юрий Опилкин. В столь близком присутствии высокого начальства он боялся проронить лишнее, говорил скованно и односложно, как запрограммированный автомат. Лена Лосева, давясь смехом, сказала Артему, что сейчас спросит у заморыша про роль тормозов в жизни российских железных дорог, но ее отвлекла «эсэмэска».

Младший лейтенант то ли стремительно иссяк, то ли потерял дар речи, когда встретился глазами с Артемом, внимательно, с неприкрытой издевкой, за ним наблюдавшим. Опилкина просто оборвало на полуфразе. Он беспомощно заозирался, словно искал поддержки у окружающих, затем схватился за бутылку с минералкой и принялся безотрывно глотать воду. Положение спасла Катя Тимощук, пропевшая об окончании пресс-конференции и принявшаяся выгонять журналистов из актового зала.

Права на книгу «Наследство мертвецов» принадлежат ее автору, они охраняются Законом о защите авторских прав и Гражданским кодексом РФ. Любые перепечатки текста и рисунков в офлайновых изданиях без согласования с автором категорически запрещаются. В онлайновых изданиях разрешается перепечатывать текст и рисунки при условии указания автора и активной гиперссылки на TLTgorod.Ru.

Просмотров: 20746

Мнение посетителей:




Функция комментирования временно недоступна...




1  2  3 4 5 6 7 8
2009 - 2020 © Информационный портал "ТЛТгород.ру". 16+
Использование любых материалов сайта TLTgorod.ru допускается только со ссылкой на издание, с указанием названия сайта. При использовании любых материалов TLTgorod.ru в интернете обязательна гиперссылка (активная ссылка) на конкретную страницу сайта, с которой взята информация, размещенная не позже первого абзаца публикуемого материала.
Разработка сайтов в тольятти web-good.ru
Редакция   Посещаемость   Реклама   Сообщить об ошибке    
LiveInternet