ТЛТгород.ру - городской информационный портал Тольятти. Все новости города. 16+В апреле портал посетило 153 700 человек, 1 125 513 просмотров. Реклама на сайте
  
Погода сегодня
главная новость Тольятти
0  нефть 0
€ 0  золото 0
БизнесНовостиВидеоФотоотчетыКриминалРасследованияТочка зренияОбъявленияРаботаКлубыАфишаКиноафишаеще

Бизнес справочник

 383 
 243 
 114 
 90 
 45 
 177 
 213 
 545 
 63 
 198 
 545 
 275 
 78 
 615 
 242 

Читайте нас

группа ВКонтакте
RSS-лента
добавить виджет в yandex

Аренда




Новости Тольятти

10/12/2011 11:23:00

(мнение) Михаил Прохоров: сейчас у России только один бренд - Путин


Что можно сказать сейчас? Опять же, у нашей страны, кажется, появился шанс перестать быть островом невезения, которых происходило много сотен раз. Воспользуемся мы этим шансом или нет зависит от всех нас. В мире существует так называемая теория успеха. Есть она или нет? Мое глубокое убеждение состоит в том, что никакой теории успеха нет и быть не может. Все определяют конкретные поступки конкретного человека. И потом за эти поступки конкретный человек несет ответственность.
Это потом уже, объясняя какие-то вещи... Все мы сильны задним умом. Но совершенно очевидно, что родители могут дать хорошее образование, родители могут несомненно оставить деньги, какое-то имущество. Невозможно научиться быть успешным. Успех – это личные поступки, повторюсь, каждого отдельного человека. И я на примере своей жизни много раз сталкивался не только на своих примерах, но и на чужих, когда те или иные действия, казалось бы, парадоксальные, приводили к позитивным и содержательным результатам.
У меня сейчас ощущение легкого дежавю. Почему? Потому что 25 лет назад я был на вашем месте. И было очень много похожего, того, что происходило 25 лет в стране под названием СССР. Я хорошо это помню время, я пришел после армии в 1985 году и учился в Московском финансовом институте на международном отделении. И тогда возникали те же ассоциации, которые я ощущаю сейчас и, наверное, ощущаете вы.
Первое, это ощущение неизбежности перемен. Что-то такое есть, что хочется поменять. Оно может быть не очень осязаемо, но растет внутреннее недовольство и хочется, чтобы все было по-другому, чтобы все было лучше. Были очень сильные, я помню, настроения на отъезд – они даже были менее сильны, чем сейчас, но я-то помню, что всем хотелось что-то делать и куда-то бежать. Куда – никто не знал, но изменения хотелось подталкивать.
Было ощущение несправедливости политической системы. Тогда вообще была одна партия. И ощущение того, что так дальше нельзя было очень острым у нас, в студенческой среде. Было полное понимание неконкурентности экономики, о том, что такая модель (а я был экономистом) социалистическая работать больше не может. И работая на разгрузке вагонов сразу после армии, мы ощущали, как система разваливается.
Но циклы никогда не повторяются. И даже если 25 лет спустя возникают многие общие похожие вещи, то сейчас ситуация кардинально иная. Мне кажется, почему важно знать, что происходит в мире? Потому что, чтобы принимать правильные решения, недостаточно хорошо учиться и иметь глубокие знания. Нужно быть активным человеком и точно знать, что происходит в мире. Поэтому давайте попробуем разобраться, что сейчас происходит.
Сейчас мы живем в уникальную эпоху, которую можно сравнить, наверное, с падением Римской империи в свое время, когда на ваших глазах меняется система мироздания. Происходит не экономический кризис, а происходит кризис смены формации. И это позволяет не только каждому человеку, но остальным странам в целом в значительной степени правильными решениями предопределить дальнейшую судьбу на много-много лет. Соответственно, и требования к правильному решению, поступкам сильно возрастают в этот момент.
Что у нас сейчас происходит? Происходит ситуация, в которой страны Европы, США медленно и последовательно уступают свою позицию. Мир вообще не любит развиваться по монопольным правилам – он обязательно создает определенный баланс. И то, что сейчас происходит в мире, на мой взгляд, ведет к образованию либо 2-х центров, либо 3-х. Один центр – это Америка с Латинской Америкой, Китай и азиатский регион, и я очень надеюсь, что Европа вместе с Россией. Если эти 3 сектора сформируются в результате правильных действий, тогда в мире начнется абсолютно другая жизнь.
Почему я надеюсь, что Россия пойдет вместе с Европой? Проблема заключается не в том, что отдельно Европа или отдельно Россия не могут найти себе место. Вопрос заключается в другом. Какова будет конкурентоспособность в современном мире? Современный мир отличается тем, что основным оружием являются не танки, а являются экономические бренды. Вот, чем больше экономических брендов есть, тем страна является сильнее. Посмотрите, как доминировала в последнее время Америка. Она доминировала не только оружием, не столько оружием, а своими мировыми брендами. Кока-Кола, Майкрософт, Apple. Вы можете очень долго перечислять количество брендов, которые пришли во весь мир из Америки.
Сейчас активно развиваются китайские бренды – перечислять их не будем, вы их все знаете. А какие бренды сейчас идут из России? С какими брендами наша страна ассоциируется, можно спросить?
Газпром – это локальная история, она работает только как некоторое временное оружие на поставках в Европу. Калашников? Бренд, мое мнение, только один и он недостаточен. Бренд этот – Путин. Но этого явно недостаточно. Страна, которая не производит брендов, она не может участвовать в развитии и участии в мировых отношениях.
Теперь давайте посмотрим, кого вообще эта система изменила? Мы как страна в этом смысле зависли посередине. Есть, скажем так, западные ценности, где высокая производительность труда и высокие социальные расходы, и есть азиатская модель, где быстрорастущая производительность труда и низкие социальные расходы. У нас – низкая производительность труда, очень медленно растет, а зачастую падает, и высокие социальные расходы, и дорогая рабочая сила, и низкоквалифицированная. Поэтому с такими конкурентными преимуществами нам крайне тяжело куда-либо двигаться.
Прибавьте к этому потерянную за 25 лет производственную компетенцию. Мы просто банально при наличии денег отучились производить конкурентные товары. Их и так не очень много было в Советском Союзе, но, все-таки, они были. Сейчас мы это делать не умеем.
Поэтому мир сейчас погружен в свои проблемы. У американцев – гигантский долг. У Европы экономика неплохая, но долги очень большие у отдельных стран, которые ведут к угрозе развала евро – повторять здесь не буду, вы все это прекрасно понимаете. Поэтому у нашей страны, на мой взгляд, шансы есть очень неплохие: нужно принимать большое количество профессиональных и ярких решений. С чем они связаны? Связаны они в первую очередь с пониманием того, как будет происходить дальнейшее развитие мира. Я надеюсь на то, что будет 3 центра, повторюсь.
Вторая вещь, как мир будет выходить из кризиса? Есть 2 взаимоисключающие теории. Первая теория говорит о том, что западный мир еще раз попробует залить ликвидностью, собственно говоря, мировую экономику, попробует напечатать денег, попробует эти долги размыть путем контролирования инфляции, немножко понизив уровень жизни, попытается проскочить в очередной раз, вот, собственно, в то узкое ушко, которое позволяет в этом смысле мировой экономике двигаться по старой парадигме.
Есть вторая теория, говорящая о том, что будет жесткая посадка, 10-летняя приблизительно рецессия, которая позволит снизить, скажем, до нуля или до отрицательного развитие мирового ВВП, то есть будет происходить жесткая зачистка голов, создание новых производств, и мир за 5-10 лет попробует прочихаться, чтобы выйти опять на новый уровень развития.
Эти обе теории – они взаимоисключающие. Но принимая правильные решения, необходимо учитывать, что в разных странах у разных континентов данные модели могут действовать в противофазе – в Европе одна, в Америке другая, в Китае третья.
Что остается нам? Что вообще мы имеем? Мы имеем сейчас, к сожалению. неконкурентную экономику, мы имеем жуткий рынок труда, когда 70% людей повышают среднее образование, 30% среднеспециальное. Рынок труда обратный: 20% необходимо высшее образование, а 80% - среднеспециальное. Поэтому заранее хочу вас поздравить: более половины выпускников всех вузов России никогда не будут работать по профессии.
Следующая вещь, которая в нашей стране происходит, - повторю, потеря производственных компетенций. У нас уже были в истории примеры, как это делать. Это делал Петр I, это же делали большевики: приглашали производственную компетенцию из-за границы. Но в отличие от начала прошлого века, 20-х годов, у нас отсутствует человеческий капитал. То есть тогда из деревень была дешевая рабочая сила, которая приходила на стройки заработать хоть небольшую заработную плату и происходило такое использование человеческого ресурса, которое, собственно, затем показал в этой же модели Китай. У нас такого ресурса больше нет.
Тем не менее, я считаю, что у нашей страны существуют возможности для очередного рывка. Причем, не надо искать рывок в каких-то сложных вещах. Сложные вещи обычно не проходят – нужно работать на земле. У нас нет долгов. Это очень важном на этом этапе: нам не надо ни от чего отбиваться. У нас низкая производительность труда в отличие от Западной Европы, соответственно, есть простой набор мер, как повысить производительность труда. Мы отстаем, в среднем, в 6 раз. Поэтому как увеличить производительность труда в 2-2,5 раза – здесь не надо никаких революций.
Следующее конкурентное преимущество, в нашей стране нет инфраструктуры. Мы имеем огромную территорию, у нас великая транзитная держава, но по ней невозможно ездить, летать и перемещаться. Нам необходимо поднять скорость движения. Скорость движения поезда в настоящий момент составляет 15 км/час. Перемещаться нужно 400-500 километров, то есть строить современные средства передвижения, которые есть в Западной Европе, в Японии, в Китае. Нам двигаться нужно еще быстрее. Почему? У нас 9 часовых поясов, сейчас 8, и мы должны передвигаться быстрее, потому что у нас из-за больших территорий естественным образом замедлено жизненное пространство. Вот, перемещение с большей скоростью позволит стране быстро развиваться.
Следующая вещь. Все-таки, мы – высокообразованная страна. У нас здесь есть серьезный потенциал. И поэтому основные инвестиции должны вкладываться в человеческий капитал. Это основное условие выживания страны. Качество человека в новой экономике будет предопределять конкурентоспособность. Поэтому основные вещи нужно вкладывать не в систему вооружений, потому что скоро, понимаете, просто некому будет. А нужно вкладывать в образование, в здравоохранение и, собственно говоря, во всю сферу воспроизводства человека.
Следующий момент, который нужно четко пояснить, что вся наша экономика сейчас является дестимулирующей. Фактически речь идет о том, что даже система госкапитализма, которая у нас сейчас существует, может быть гораздо более эффективной. Но необходимы кардинальные меры, которые запустят конкуренцию в простых видах производства и в простой жизнедеятельности, и только после этого можно говорить об инновационной экономике.
Замечательно, когда получаешь сигнал сверху, что нужно развивать инновации. Но инновации – это не мода, инновации – это механизм выживания на микроуровне. То есть если предприятие знает, что если оно внедрит инновацию, оно выживет, то это является стимулом к этому развитию. Никакие моды, никакие льготы не могут поспособствовать массовому развитию инноваций в потреблении реальным сектором.
Соответственно, с точки зрения глобальной можно посмотреть на нашу страну и сделать 3 основных вывода. Первая тенденция, которая неизбежна, она состоит в следующем, что неизбежно центр развития смещается от развитых стран к развивающимся странам. И в этом ничего удивительного нет – это было в XVIII веке. 55% мирового ВВП тогда производил Китай и Индия вместе с Пакистаном. Просто они пропустили промышленный переворот, который произошел в Европе, и на большое количество лет отстали. Сейчас происходит воспроизводство модели человеческого мультипликатора, которая, собственно, и работала тогда, много лет назад.
Следующий вывод, который можно сделать, это кризис теории постиндустриальной экономики. Так, кратко напомню, она очень модная была на протяжении 25 лет, что в странах развитых производственный сектор должен сужаться, а сервисная экономика должна расти. Так вот выяснилось, что в условиях кризиса не работает мультипликатор – на одного работающего, например, мультипликатор сервисной экономики. И только те страны, которые сохранили у себя производственные компетенции, например, Германия, где 30% занятых работает в производственном секторе, наиболее легко и просто пережили новый глобальный кризис.
Соответственно, если посмотреть на нашу страну с точки зрения этой теории, то у нас мультипликатор сервисной экономики ориентирован на чиновника. Производственный сектор у нас сужается, мы все меньше и меньше производим товаров с добавленной стоимостью.
И, собственно, третий вывод глобальный, на который России придется обратить внимание, - это кризис накопления. Вопрос очень простой: а в чем накапливать деньги? Какая валюта является стабильной? Доллар?
Евро? Юань? Юань – закрытая экономика. Как только экономика откроется и рост, например, Китая упадет ниже 7%, там будет гигантский социальный кризис. Об этом, собственно, говорят все экономисты и, собственно, китайские в том числе. Почему китайцы стараются высокими темпами роста создать внутренний рынок? Лет через 15 внутренний рынок станет значительным стабилизирующим фактором для китайской экономики. Сейчас есть американцы – они это рассматривают. Они хотят вернуть на территорию простое производство, таким образом остановив производственную китайскую машину. Тогда будет очень сложная история. То есть американцы уже считают, что уровень производственной активности на территории недостаточный по сравнению с сервисной. И если американцы, даже учитывая, что дороже, вернут простое производство, у Китая будут огромные проблемы.
Отсюда возникает новая историческая реальность. Сейчас нет стабильной надежной валюты. Фактически речь идет о том, что нужно создавать новые мировые деньги. И если мы говорим о том, что нужно создавать новые мировые деньги, наша страна просто обязана там участвовать.
Поэтому, соответственно, начиная с середины лета следующего года у нас страна стоит перед очень серьезным выбором, в каком направлении двигаться и как. Поэтому, на мой взгляд, существуют огромные возможности человеческие для роста. Дело все в том, что хотим мы этого или не хотим, но советская производственная элита начинает уходить, ну, в силу возраста на пенсию. Поэтому модель в этом смысле сильно перевернется. Если любое общество раньше развивалось по принципу пирамиды, то сейчас оно будет развиваться по принципу перевернутой пирамиды. Соответственно, те люди, которые обладают квалификацией, энергией, знаниями и желанием что-то делать, получат очень серьезные возможности для карьерного, профессионального, любого другого роста. А по-другому быть и не может, потому что в противном случае если мы не создадим агрессивную модель роста, на мой взгляд, мы не сможем в ближайшее десятилетие удержать нашу территорию – у нас слишком мало людей живет для обслуживания на нашей гигантской территории. А мир будет развиваться очень интенсивно и, как это обычно и бывает, будет стараться решать свои проблемы за счет других.
Тем не менее, модель, при которой одни производят и накапливают свободно-конвертируемую валюту, а другие работают в сфере услуг и живут за счет долга, эта модель развалилась. Европейский кризис – это классический кризис этой модели. И в этом смысле то, что происходит в Европе, мне сильно напоминает в другой форме кризис Советского Союза, который просто развалился.
Соответственно, вопрос состоит в том, что мы должны спроектировать собственную модель. Мы не можем копировать ни японское чудо, ни немецкое, ни американское. У нас другая страна, у нас другие конкурентные преимущества, и та страна, которая сформулирует ту стратегию, которую способна реализовать, та и победит.
Я еще раз хочу подчеркнуть, почему мне кажется, что самым правильным было бы для нашей страны объединиться с Европой? Первое, Европа как мы 25 лет назад начинает терять производственную компетенцию и уходит она в азиатские страны. Но тем не менее, она еще есть. Мы могли бы, войдя в зону евро, собрать эту производственную компетенцию, так как страна у нас не освоена, и на этой производственной компетенции делать мощнейший рывок.
Вторая вещь. Рубль – валюта, конечно, хорошая, но обеспечена нефтью и газом. Сейчас в сланце происходит просто революция. Это касается не только сланцевого газа, но и сланцевой нефти. Америка уже производит сланцевый газ, и рост по экспоненте, и запасы сланца в мире – 1,5 тысячи лет приблизительно при нынешнем потреблении. Поэтому я думаю, что на рынке нефти и газа через 5-7 лет будет совершенно другая история.
Следующий момент, на который, ну, наверное, вы обратили внимание, это то, как будет выглядеть конкурентоспособность россиянина в модели без Европы. Чего греха таить, большинство наших молодых людей хотят уехать из Европы... Можно спросить, кто хотел бы уехать за границу? Можете руки поднять? Видимо, отцы-основатели мешают. Без них лучше, наверняка, да? Пожалуй, сейчас если мы примем решение, отъезд за границу станет поражением. Я в этом абсолютно убежден и буду заниматься тем, что модель агрессивного роста всеми своими возможностями проводить.
В момент, когда пирамида переворачивается (а пирамида обязательно перевернется, потому что новая система мироздания неизбежна), в своей стране возникает гораздо большее количество возможностей, чем за границей. То есть той понятной карьеры, которая происходила с нашими соотечественниками в последние 20 лет, которые уезжали, больше нет. И поэтому, на мой взгляд, нужно попытаться совместно спроектировать правильность работ и найти в нашей стране место, которое позволит достичь того, что хочет человек. Этот замечательный марш в Европу, который мы видели все и ездили много лет, в том виде ее уже не будет.
У меня есть такой вопрос к вам. Мне бы хотелось, чтобы 3 человека сказали бы о том, как они видят себя через 15 лет. Что бы они хотели? В какой стране жить и что бы они хотели делать? Есть такие? Ну ладно, уже потом, когда более активная часть начнется. Мне просто очень интересно. Это как раз вопрос проектирования, как кто себя видит через 15 лет. А этот вопрос придется задать каждому из нас, где мы будем через 15 лет и в какой стране хотим жить.
Теперь если позволите перейти к поступкам и решениям. Когда анализирую свою жизнь, всегда или в основном бывает так, что основные поступки были, если не в сознательном уровне, но только они никогда не приводили к пониманию, что это мой главный поступок в жизни. Я хотел с вами поделиться, может быть, четырьмя событиями, которые произошли в моей жизни.
Первое, в 1983 году я окончил первый курс и у нас отменили бронь. И все студенты пошли в армию. Соответственно, когда ты отучился первый курс, у тебя есть понимание того, как двигаться дальше, вдруг происходит событие, которое кардинально меняет твою жизнь. У меня была возможность отмазаться от армии под разными предлогами. Ну, мы тогда собрались с ребятами и сказали: «Надо так надо. Ну чего ж? Армию не пройдем?» И, вот, поход в армию оказался важнейшим конкурентным преимуществом.
В чем это выражалось? Это выражалось в том, что за 2 года мы посмотрели реальную жизнь. После армии мы пришли абсолютно с другим качеством. Во-первых, знали реальную жизнь, мы знали, что такое голод, холод, преодоление, что такое чужая среда, как нужно себя ставить (а первые 3 месяца мне пришлось драться практически каждый день за то, чтобы тебя не нагибали). И вот эта плеяда людей, которая пришла из армии, мы перевернули менталитет института, потому что у нас были совершенно другие представления о рисках. Вообще другие риски. То есть то, что обычному студенту казалось рискованным и невозможным, (НЕРАЗБОРЧИВО). И вот это дало наше существенное конкурентное преимущество, потому что яркие ребята, которые не пошли в армию, а остались учиться в институте, из них ничего не получилось, хотя они были не менее талантливые, чем наша плеяда.
Все те, кто прошли армию, там, 90% - очень успешные люди и продолжают работать в различных отраслях. Вот это было первое решение, которое мы принимали, и которое дало довольно серьезное конкурентное преимущество.
Второе решение – это решение после разгрузки вагонов, которые я сразу после армии разгружал, на 4-м курсе заняться бизнесом. Решение было непростое, сами понимаете, пришлось разбираться с бандитами и прочее-прочее. Тем не менее, мы создали кооператив по варке джинс. И уже тогда мы, во-первых, поняли, что Советскому Союзу жить недолго. Потому что когда работаешь в микроэкономике, ты понимаешь, как разворовываются склады и как происходит утечка товарно-материальных ценностей, было понятно, что собственная экономика обречена.
И этот, второй создал, во-первых, умение управлять в рыночных условиях, разбираться в тяжелых ситуациях, и это создало ту команду, с которой я потом уже пошел по жизни в различных бизнесах, в которых большинство до сих пор работает в моем предприятии, некоторые уже идут на самостоятельном пути, и у нас, тем не менее, очень близкие и правильные отношения.
Третья задача, которую в жизни мне приходилось решать, - это кризис 1998 года, когда государство отказалось от своих долгов и мы из процветающей группы... у нас банк был такой , миллиард долларов, за 3 недели стали должны всем больше 2,5 миллиардов долларов. Вот тогда мы принимали тяжелое решение, что делать было? Все зачищать и в Европу или, все-таки, побороться?
И, собственно, мы приняли довольно непростое решение – это отдать всем деньги. За счет 3-летней тяжелейшей работы мы все деньги вернули, сохранили репутацию и это до сих пор для меня была самая тяжелая сделка в жизни. Я могу, у меня лежало 100 миллионов денег Москвы. Помните, Юрий Михайлович? Я к вам пришел и объяснил ситуацию, а вы мне объясняете ситуацию: «Москве нужно платить займы. Где же я возьму деньги?» Я говорю: «Юрий Михайлович, дайте под честное слово 4 месяца, я вам деньги верну». Юрий Михайлович тогда поверил мне и, вне зависимости от юридических каких-то проволочек, которые, в принципе, Юрий Михайлович обязан тогда был сделать, он мне поверил и через 4 месяца деньги Москвы мы все вернули. Так что Юрию Михайловичу я благодарен за это.
Ну, наверное, последняя вещь, которая мне вот так ярко запомнилась – это когда в банках наступили спокойные времена. В 2001 году я понял, что я не создан для эволюционного развития – мне всегда нужна революция. И поэтому я со спокойной банковской жизни расчищенной решил пойти в Норильский Никель. Это, конечно, была серьезная школа. Это не с банковскими работниками разговаривать, а это разговариваешь с людьми, которые живут на крайнем севере, у которых своя правда и все экономические ухищрения, связанные с развитием мировой экономики, не проходят, если не понимаешь всю систему жизни человека. Вот, Норильский никель, 6 лет, которые я там провел, для меня был гигантской школой жизни – я научился как публично работать, так и научился объяснять сложные вещи для простых людей. Когда мы выбрали конструкцию мирового лидерства для того, чтобы прошла капитализация, нам пришлось разбить людей на 7 групп, и для каждой группы придумать вещи, которые для людей означают мировое лидерство. То есть для простого рабочего – это удобная одежда, это нормальная столовая, это удобное оборудование, где он точно понимает, что если он сделает вот это, он получит вот такие деньги. Нам приходилось 2 года расписывать каждый квадратик, чтобы объяснить каждому человеку, как он обязан двигаться. И, вот, после этой работы, но я получил уникальный опыт того, что когда я встречался с рабочими, они меня спрашивали только один вопрос – не когда будет повышена заработная плата, а придумай что-нибудь такое, чтобы мы могли увеличить производительность труда. Я, честно говоря, в год, когда я не услышал ни разу ни от одного человека про повышение заработной платы – в принципе, это так тихо произошла революция. 
Просмотров: 7532
вставка в блог
вернуться к новостям

Мнение посетителей:


 1  2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 ... 128
Арматура



Объявления

2009 - 2020 © Информационный портал "ТЛТгород.ру". 16+
Использование любых материалов сайта TLTgorod.ru допускается только со ссылкой на издание, с указанием названия сайта. При использовании любых материалов TLTgorod.ru в интернете обязательна гиперссылка (активная ссылка) на конкретную страницу сайта, с которой взята информация, размещенная не позже первого абзаца публикуемого материала.
Разработка сайтов в тольятти web-good.ru
Редакция   Посещаемость   Реклама   Сообщить об ошибке    
LiveInternet