ТЛТгород.ру - городской информационный портал Тольятти. Все новости города. 16+В июле портал посетило 74 429 человек, 578 172 просмотров. Реклама на сайте
  
Погода сегодня
+11°
главная новость Тольятти
75.0319  нефть 86.11
€ 88.9578  золото 1202.1
БизнесНовостиВидеоФотоотчетыКриминалРасследованияТочка зренияОбъявленияРаботаКлубыАфишаКиноафишаеще

Бизнес справочник

 383 
 243 
 114 
 90 
 45 
 177 
 213 
 545 
 63 
 198 
 545 
 275 
 78 
 615 
 242 

Читайте нас

группа ВКонтакте
RSS-лента
добавить виджет в yandex

Аренда




Новости Тольятти

8/24/2020 4:27:00

(мнение) Игорь Шпехт: «Экология - тема не для политики и коммерции»


Игорь Шпехт: Мне дорого здоровье моих детей

Игорь Шпехт: Мне дорого здоровье моих детей

TLTgorod продолжает серию интервью с активистами из тех городов, где также, как и в Тольятти, остро стоит проблема с качеством воздуха. На этот раз мы побеседовали с Игорем Шпехтом из Красноярска — основателем проекта «Небо». Что такое «черное небо», почему с ним судился Росгидромет, и как им удалось заманить к себе Алексея Пивоварова — обо всем этом он рассказал в интервью.
— Когда и почему в Красноярске начались проблемы с воздухом?
— В середине XX века, когда в городе начался бурный рост промышленности, было построено несколько крупных металлургических и химических заводов, ТЭЦ и пр. Все это не могло не повлиять на качество воздуха. Первая задокументированная проблема случилась в 1980 году. Тогда во время неблагоприятных метеорологических условий местные предприятия «выбросили» что-то такое, что вызвало у многих детей проблемы со зрением, некоторые из них ослепли. С того времени, в целом, ничего не изменилось. Даже в 90-е годы, когда часть заводов стояла, в Красноярске каждую зиму все равно были проблемы с воздухом, так как он до сих пор преимущественно отапливается углем.
— Если эта история началась так давно, почему жители Красноярска объединились и стали выражать свое недовольство только сейчас?
— Я долго размышлял и пришел к выводу, что есть две основные причины. Первая — информированность. Сейчас у нас есть интернет, где можно не только свободно прочитать о том, как загрязнение воздуха, почвы и воды влияет на здоровье, но и самим генерировать контент, обмениваться мнениями, искать единомышленников и самоорганизовываться. У наших родителей такой возможности не было.
Вторая причина — качество жизни. Мы объективно стали лучше жить. Когда базовые потребности человека удовлетворены, у него есть возможность подумать о своем здоровье и будущем своих детей. Тема экологии напрямую связана с этим.
Как мне кажется, поэтому экологические митинги, на которых люди отстаивают свое право на благоприятную окружающую среду, начали проходить только в наше время.
— Когда в Красноярске состоялся первый митинг по эко-тематике?
— Самый первый — в 1987 году. И уже тогда люди требовали чистого воздуха. Если же говорить про наше время, это случилось ровно 30 лет спустя — весной 2017 года.
— Чем конкретно он был вызван?
— В 2015-16 годах в городе была достаточно тяжелая обстановка с точки зрения воздуха. Особенно в зимний период. Небо было буквально черным, нечем было дышать. Конечно, горожане стали возмущаться, обращаться к местным властям и обсуждать происходящее в социальных сетях.
Что сделали власти? Они сначала сказали, что во всем виноваты автомобили, что это они — главная причина смога. Таким образом они надеялись переложить ответственность на жителей города. Ведь кто будет бороться с самим собой? Это вызвало еще большее раздражение. Тогда крайним в "черном небе" попытались сделать алюминиевый завод. Но он смог доказать, что не причастен к загрязнению. После чиновники стали говорить, что это частный сектор, который топит углем. Хотя его жители несколько десятков лет просят провести им газ.
В итоге мы все увидели, что власти не владеют ситуацией и, в общем-то, не собираются ей заниматься: изучать природу «черного неба» и что-то предпринимать. Они просто пытались два года найти виноватых, видимо, думали, что нас это удовлетворит. Не сработало. В 2017 году люди вышли на митинг и стали требовать. На него пришло порядка 5 тысяч человек. Для нашего города это весьма большая цифра. 
— Как отреагировали власти?
— Никак. Продолжили бесконечный поиск виноватых, но при этом отметили, что разделяют мнение, аргументы и эмоции митингующих. Спасибо, мол, за ваше ценное замечание, мы его приняли к сведению. На этом все.
Однако благодаря такой их реакции мы поняли, что нам нужно как-то самим разобраться в ситуации. Нам нужны были факты, которыми мы могли бы оперировать и демонстрировать их властям, чтобы мы не просто говорили, что плохо пахнет и сизый туман над городом, а что предельно допустимая концентрация тех или иных веществ превышена во столько-то раз. Поэтому решили создать свою народную независимую сеть мониторинга воздуха. Проект получил название "Небо".
— Расскажите о нем.
— Он чем-то похож на подобные проекты в Москве и Челябинске, когда датчики установлены у людей дома и подключены к интернету, что позволяет сделать независимую сеть мониторинга воздуха. В нашем случае мы собирали пожертвования на каждую станцию, а также искали тех, кто готов установить ее у себя на балконе или окне.
Но при этом мы в большей степени ориентировались на проект ребят из Казахстана — AirKaz. Его отличие от первых двух состоит в том, что его основатели смотрят, как и мы, на измерение качества воздуха с профессиональной точки зрения, поэтому используют более точные датчики. Мы хотели создать не просто сигнальную сеть по городу, а такую, которая бы предоставляла данные такого качества, чтобы их потом можно было исследовать ученым.
Основа нашей сети — станции швейцарской компании AirVisual. Но в данный момент мы постепенно от них отказываемся, так как они достаточно дорого стоят и к тому же в долгосрочной перспективе их не так-то просто обслуживать. Поэтому мы разработали свой собственный прибор, который позаимствовал лучшее от AirVisual и не имеет его «болезней». Например, он значительно дешевле и у него есть подогрев воздуха, что существенно повышает его точность в наших широтах, где зимой может быть до -40 градусов.
— Сколько приборов уже установлено?
— В Красноярске около 25. Важно понимать, что это приблизительная цифра. Не всегда одновременно работают все датчики.
— Удалось ли с их помощью что-нибудь определить?
— Мы доказали, что основным источником «черного неба», про которое рассказывают в СМИ, является огромное количество угля, сжигаемого для того, чтобы отопить город в зимний период, а не автомобили, как уверяют местные власти. Наши выводы подтвердили исследователи из южно-корейского университета. Они взяли наши данные, которые, к слову, находятся в свободном доступе и их может скачать абсолютно любой, и проанализировали их. Кроме того, мы смогли обнаружить еще несколько локальных очагов загрязнения воздуха. Ну, и, как оказалось, заставили власти понервничать.
— Как жители города отнеслись к вашему предложению — поддержать рублем установку датчиков?
— Если бы жители нас не поддержали, проект вовсе бы не удался. Конечно, хочется еще больше датчиков, но не все сразу.
— Как отреагировали местные власти на эту инициативу?
— Сначала они вели против нас информационную войну. Распространяли слухи, что мы измеряем пыль с дорог и наши датчики — полная ерунда. Когда же увидели, что люди нас поддерживают и в городе появляется все больше станций, попытались закрыть проект — Росгидромет подал на меня в суд. Ранее меня вызывали по их жалобе в прокуратуру и проводили воспитательные беседы.
По мнению этой уважаемой и компетентной организации, я, раз установил у себя дома датчик для анализа состояния воздуха, должен был получить лицензию на ведение метеорологической деятельности. Но абсурд состоит в том, что физическим лицам такая лицензия не нужна, иначе бы любой, кто вывесил за окно градусник, оказался бы вне закона. СМИ быстро подхватили эту новость, а после того, как федеральное министерство экологии России поддержало меня, суд отклонил иск Росгидромета. Повторно они иск не стали подавать.
Благодаря этой ситуации случилось обратное — о нашем проекте узнали почти все в городе. Люди увидели, что власть пытается закрыть наш проект, а потому стали защищать его, отстаивать, писать посты и жалобы.
— Почему они так поступили?
— Мне кажется, тут сработало два момента. Первый — реакция самого Росгидромета. Он ведь до сих пор сам себя ощущает абсолютным монополистом в плане метеорологических исследований. Поэтому ему кажется, что только он имеет право рассказывать о них, в том числе и о загрязнении воздуха. Видимо, в их глазах мы создавали опасный прецедент — покусились на их информационный монополизм. Мы создали альтернативные и открытые данные, которым к тому же доверяют люди.
Второй момент — когда граждане доверяют негосударственным данным, у власти уже больше нет возможности говорить, что во всем виноваты ваши собственные авто. Вдруг их народные датчики покажут что-то другое? Что в таком случае делать? Проще закрыть такой проект, чем придумать новую сказку. К сожалению, у нас до сих пор не особо складывается диалог с властью. 

— Почему вы вообще начали этим заниматься?
— Так сложилось: и время, и ситуация. У меня есть хобби — рисовать картинки на злобу дня. В 2015 году у нас проходил конкурс на разработку бренда города. И я тогда сделал свой, предложил считать брендом — черное небо. Он собой представлял черный крест на белом фоне, который перечеркивает слово Красноярск. Выложил его на сайте ЧерноеНебо.рф. Картинка быстро разошлась по СМИ и социальным сетям. С моей стороны это был жесткий троллинг.
Когда я пришел на митинг в 2017 году, увидел, что люди самостоятельно распечатали мой логотип или воспроизвели. В итоге он стал логотипом митинга и движения за чистый воздух в Красноярске, что очень вдохновило меня. Тогда я понял, что у людей есть запрос. Ранее мне казалось, что только я и мои друзья замечают, что в городе что-то не так. А тут оказалось, что нас много.
Тогда же на митинге я стал понимать, что те, кто сегодня на него пришел — они ждут, что что-то произойдет дальше, а власти явно не собирались реагировать. И я стал размышлять, что же это может быть. Так родилась идея сделать свою систему мониторинга воздуха. Так я и начал всем этим заниматься.
— Известный журналист Алексей Пивоваров снял отличный фильм о «черном небе» в Красноярске. Как вам удалось его «затащить» к себе?
— Лично я никого не звал. Насколько понимаю, случилось это следующим образом. Во время двухнедельного сильного смога от лесных пожаров, власти игнорировали проблему и не снижали выбросы от заводов внутри города. Люди стали возмущаться и всюду писать о нашей проблеме: в органы власти, в комментарии и личку блогерам, журналистам и пр.. Кто-то написал Пивоварову. Он почему-то обратил внимание на Красноярск и решил снять фильм. Приехал и снял. Так о нашем «черном небе» узнала вся страна.
— После того, как о вашей проблеме узнала вся страна, что-нибудь изменилось?
— После фильма Пивоварова мне позвонили из приемной губернатора Красноярского края и пригласили на встречу. Мы встретились, поговорили. Он пытался убедить меня, что хотят изменить ситуацию. Но пока слова не подкрепляются делами. Мы все также входим в ТОП самых загрязненных мест планеты по мнению сервиса AirVisual. Это ужасно, когда нас можно сравнить с Дели или китайскими промышленными городами Чэнду и Ханчжоу.
До этого губернатор нас не замечал, делал вид, что нас не существует, игнорировал наши просьбы. Хотя о проблеме знал, так как я через его заместителей неоднократно передавал ему свои предложения. Например, мы его просили о простой вещи, чтобы во время «черного неба» детей в детских садах не выводили на прогулки. Когда на улице 2-4 ПДК — это уже не свежий воздух, а детей все также выводят. Увы, даже на это он не в силах повлиять.
— Как вы думаете, почему? Предельная степень цинизма и безразличия?
— Не могу ответить за человека, так как не знаю, что у него в голове. Предполагаю, что власти так реагируют, потому что банально не знают, что делать с «черным небом». Формально они приняли некую программу, согласно которой к 2024 году уровень загрязнения воздуха в Красноярске снизится на 20%. Но я считаю, что это просто отсрочка проблемы. Я не верю в то, что за 4 года кардинально что-то изменится, кроме того, что поменяется губернатор. Когда же придет новый, все начнется заново. Именно поэтому я решил в обозримом будущем уехать из Красноярска. Мне дорого здоровье моих детей.
— Что посоветуете тольяттинцам в борьбе за чистый воздух? Что стоит делать? Что не стоит?
— Во-первых, избегайте аффилированности и ангажированности. Мы очень трепетно относимся к этому моменту, а потому у нашего движения есть несколько ключевых принципов. Мы не принимаем финансовую поддержку от любых коммерческих структур, даже от самых лояльных к экологии или не имеющих отношения к загрязнению воздуха. Мы не сотрудничаем с политическими партиями. Мы всегда об этом говорим, в том числе и на митингах, что мы не за конкретный политический блок, а выступаем просто как жители города. Мы никогда не оказываем давления ни на какую коммерческую организацию. Наш протест направлен к власти, так как, в конце концов, именно она всё решает в этой ситуации.
В-вторых, если у вас еще нет своей независимой системы мониторинга воздуха, попробуйте ее создать. Это весьма неплохой инструмент, который поможет вам не только получить свои собственные данные, но и найти единомышленников и сплотить людей, которые будут вас поддерживать в вашей борьбе за чистый воздух. И если вы не будете смешивать политику, коммерцию и какие-то гранты, можно создать живое и мощное сообщество, в котором смогут сообща взаимодействовать сторонники Путина, Навального, Жириновского и кого-нибудь еще, объединенные нейтральной темой экологии.
В-третьих, будьте максимально открыты и прозрачны. Это не дань моде, а ваша защита от претензий любых государственных структур. И, пожалуйста, не создавайте никаких НКО. Это путь в никуда. Вас могут быстро закрыть и все усилия будут зря. Люди разочаруются и вряд ли больше будут бороться дальше.
— Почему не должны примешиваться политические партии? В чем здесь риск?
— Прежде всего, в доверии. У нас в стране люди мало доверяют политическим течениям. И когда вы скажете, что теперь сотрудничаете с той или иной политической партией, вы автоматически отсеете тех, кто ровно также думает об экологии, как и вы, но придерживается других политических взглядов. Экология — тема не для политики и коммерции.
— Что скажете в завершение беседы?
— Если в вашем городе есть проблемы с экологией, знайте, что вы не одни. Да, всегда сложно начинать. Никому это не давалось просто. Но самое сложное - переступить страх, что ты один. Когда начнете объединяться в сообщество, увидите, что это не так. В конечном счете, меняется все не одним человеком, а группой людей, у которых есть одна идея, у которых есть одна мечта и цель. 
Беседовал Владимир Тарасов, специально для TLTgorod 
Фото: "Сибирь.Реалии", открытые источники

Просмотров: 4062
вставка в блог
вернуться к новостям

Мнение посетителей:


 1  2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 ... 415
Арматура



Объявления

2009 - 2020 © Информационный портал "ТЛТгород.ру". 16+
Использование любых материалов сайта TLTgorod.ru допускается только со ссылкой на издание, с указанием названия сайта. При использовании любых материалов TLTgorod.ru в интернете обязательна гиперссылка (активная ссылка) на конкретную страницу сайта, с которой взята информация, размещенная не позже первого абзаца публикуемого материала.
Разработка сайтов в тольятти web-good.ru
Редакция   Посещаемость   Реклама   Сообщить об ошибке    
LiveInternet