ТЛТгород.ру - городской информационный портал Тольятти. Все новости города. 16+В сентябре портал посетило 85 013 человек, 682 778 просмотров. Реклама на сайте
  
Погода сегодня
-1°
главная новость Тольятти
75.5873  нефть 86.11
€ 84.9526  золото 1202.1
БизнесНовостиВидеоФотоотчетыКриминалРасследованияТочка зренияОбъявленияРаботаКлубыАфишаКиноафишаеще

Читайте нас

группа ВКонтакте
RSS-лента
добавить виджет в yandex





Новости Тольятти

11/9/2021 5:24:00

(мнение) Эдуард Кадыров: «В России можно отравить целый город и получить два смешных штрафа»


Эдуард Кадыров: Наша история не похожа на другие города

Эдуард Кадыров: Наша история не похожа на другие города

TLTgorod продолжает серию интервью с активистами из тех городов, где также, как и в Тольятти, остро стоит проблема с качеством воздуха. На этот раз мы побеседовали с Эдуардом Кадыровым из города Сибай, республики Башкирия — одним из лидеров эко-движения "Сибай, дыши!". Что такое диоксид серы, как им помогла собственная система мониторинга воздуха и почему он решил судиться с властями — обо всем этом Эдуард рассказал в интервью.
— Когда и почему в Сибае начались проблемы с воздухом?
— Все началось в ноябре-декабре 2018 года. Возле Сибая есть огромный карьер (около километра в диаметре, глубина — более 500 метров), в котором почти 60 лет круглосуточно добывали медную руду. Залежи меди еще есть, но добывать ее открытым способом уже нельзя, так как вплотную к карьеру стоят дома. И получается, что если продолжать копать таким образом, то надо сносить дома и переселять людей. На это никто не пошел. Тогда стали рыть шахты, чтобы подобраться к залежам вокруг карьера из-под земли.
Однако есть один важный нюанс — наша медная руда с большим содержанием серы. Это означает, что при контакте с кислородом может начаться самопроизвольное возгорание, во время которого будет выделяться ядовитый газ — диоксид серы. По советским нормативам шахты, из которых извлекли всю руду, чтобы избежать самовозгораний, должны полностью заливаться бетоном. Как вы понимаете, это большие траты.
Поэтому в 2008 году горно-обогатительный комбинат (далее — ГОК) на основе решений и технических рекомендаций вуза, который входит в его корпорацию, решил отказаться от бетонирования выработанных шахт. Объясняли они это тем, что, мол, если осуществлять постоянный контроль за отработанными камерами, то все будет хорошо и без бетона, а если начнется пожар, мы быстро его локализуем.
К сожалению, как показала история, это решение было ошибочным и привело к тому, что в конце 2018 года под землей, в выработанных шахтах, начался масштабный пожар. Карьер, который по факту является огромной чашей, стал заполняться белым непроницаемым ядовитым газом — диоксидом серы. Проблемы добавило и то, что как раз в ноябре-декабре того года было много дней с неблагоприятными погодными условиями, то есть был полный штиль. Если бы дул ветер, он бы постепенно уносил диоксид серы за пределы города. Но сложилось иначе, и газ «пошел» в жилые зоны. Особенно страдали люди, которые живут неподалеку от карьера.
— Когда люди стали объединяться и открыто выражать свое недовольство происходящим?
— Наша история не похожа на другие города, где тоже есть проблемы с качеством воздуха, а потому у нас не было, скажем так, промежуточного этапа, когда люди «копили» недовольство, а власти лавировали. Около десяти часов вечера 11 декабря 2018 года впервые случился сильный выброс газа, который накрыл собой город. Я в это время был на улице. И помню, что еще в течение суток у меня было ощущение, как будто бы мне брызнули в лицо газовым баллончиком: болело горло, текли слезы, кружилась голова.
Визуально было видно, что стоит смог в виде плотного тумана. Чувствовался неприятный запах, причем пахло не серой со спичек, как это обычно бывало ранее, а довольно концентрированный. И он был во всем городе. Большинство людей находилось дома. И никто не понимал, что происходит. Я и сам не сразу понял, что это такое, отчего это может быть. Мы с таким в городе никогда не сталкивались. К тому же, это произошло резко, буквально в какие-то считанные минуты.
И уже на следующий день, 12 декабря 2018 года, у администрации был стихийный митинг, на который пришло порядка 150 человек. Многие за ночь успели почувствовать на себе воздействие этого газа и испугались. Некоторых даже тошнило. Естественно, представители администрации сказали, что все в порядке и превышений нет. Затем, когда толпа загудела в ответ, они уточнили, что превышения все-таки были, но незначительные, бояться нечего.
Выступил представитель ГОКа. Уверил нас, что через 10 дней мы забудем о проблеме. Предложил съездить на карьер, посмотреть, как ведутся работы по тушению. Но через 10 дней стало понятно, что проблема не решается. Сроки сдвинулись еще на 10 дней, после еще на столько же.
И несмотря на то, что город все это время был окутан едким газом, никакой информации о превышениях не было. Наоборот, нам говорили, что с воздухом все хорошо. Но когда ты своим носом чувствуешь непередаваемый аромат, от которого кружится голова, тебе сложно поверить, что никаких вредных веществ в воздухе нет.
И так как горожане быстро поняли, что не стоит верить властям, то они почти сразу стали объединяться вокруг проблемы, появилась в Вконтакте группа «Сибай, дыши!», потом организовали сбор для собственной системы мониторинга. Гражданская активность развивалась стремительно, ровно также, как и появилась проблема.
Думаю, этому поспособствовали всего два фактора. Первый — проблема фактически коснулась каждого жителя Сибая. Второй — сокрытие информации о состоянии воздуха со стороны властей. И вот уже сейчас, смотря назад, я склонен считать, что если бы власти изначально были открыты и не врали про состояние воздуха, то, наверное, сибайцы бы доверяли им и гражданская активность не была бы такой мощной. 
Карьер в Сибае после чудовищного выброса диоксида серы

Карьер в Сибае после чудовищного выброса диоксида серы

— Каким именно образом вы пытались повлиять на ситуацию? Что вы предпринимали?
— Писали обращения, как личные, так и коллективные, во всевозможные органы власти: местные, региональные и федеральные. Активничали в социальных сетях: писали посты, записывали видео. Знакомились с эко-активистами из других городов, перенимали их опыт. Изучали документы, привлекали экспертов, которые бы могли нам объяснить, что происходит. Пытались судиться с администрацией, когда выяснилось, что она скрывала от нас информацию. Постоянно присутствовали на официальных замерах воздуха, которые проводили власти.
Признаюсь, но они нас всегда удивляли. Ты четко понимаешь, что в воздухе чем-то пахнет, а прибор показывает по нулям. И ты не можешь понять, что происходит. Поэтому мы решили сделать свою собственную систему мониторинга воздуха, чтобы получать объективные данные, и сделали ее. Постепенно мы, кстати, выяснили, почему их приборы показывали нули. Оказалось, мобильная лаборатория, которая была задействована в измерениях, принадлежала одной из структур ГОКа.
— Как реагировала власть на вашу активность? Как к вам относились представители ГОКа?
— Представители ГОКа сразу дали нам понять, что не намерены с нами общаться и как-либо взаимодействовать. Поэтому у нас с ними была жесткая конфронтация. Мы с ними не церемонились и вещи называли своими именами, прямо говорили, что они вводят людей в заблуждение. К тому же, их очень злила наша активность, так как многие сотрудники ГОКа — сибайцы, которые искренне хотели, чтобы эта история наконец-то закончилась, охотно делились с нами важными внутренними документами, естественно, неофициально, и на условиях анонимности рассказывали о том, какие зреют решения внутри их корпорации.
С властями на разных этапах было по-разному. Сначала пытались давить, затем договориться и решить все миром. Местные власти хотели, чтобы проблема оставалась локальной. Они были против шумихи в СМИ. Но как только проблема вышла на региональный, а затем и на федеральный уровень, то буквально на следующий день начались интернет-вбросы о том, что активисты из Сибая плохие ребята, которые, преследуя личные цели, хотят из мизерной проблемы сделать слона и опорочить честь республики.
Однако мы со своей стороны всегда старались сохранять конструктивный настрой и не становиться в глазах властей оппозиционерами и врагами. Мы всегда говорили о том, что мы не против власти, а всего лишь отстаиваем свои конституционные права и переживаем за здоровье и жизнь себя и своих детей. Было сложно соблюсти эту грань, но считаю, что нам удалось и не плясать под дудку власти, и сохранить собственную независимую позицию, продвигать свои собственные инициативы и интересы.
— Могли бы вы рассказать о своей системе мониторинга воздуха? Что это за датчики? Помогли ли они вам?
— Во многих городах активисты устанавливают датчики, которые измеряют уровень твердых взвешенных мелкодисперсных частиц (PM). Однако такие приборы не говорят о том, какие именно вещества содержатся в воздухе, они лишь показывают общую загрязненность воздуха какими-либо взвесями.
Мы же изначально решили пойти по другому пути, так как точно знали, что основное вещество, которое выделяет наш карьер, — диоксид серы. И мы решили сделать такую систему, которая бы «ловила» только диоксид серы. При этом мы сами себе поставили весьма жесткое техническое задание: наши приборы должны быть сертифицированы, внесены в единый реестр средств измерений, иметь государственную поверку и калибровку — одним словом, быть на 100% легитимными, чтобы в случае чего мы могли оперировать их показаниями в судах.
И мы сделали такую систему. Установили пять датчиков, которые используются в промышленности для измерения диоксида серы в шахтах. Они имеют все необходимые документы и были официально зарегистрированы. Как и в других подобных системах мониторинга воздуха, наши приборы 24/7 в автоматическом режиме раз в минуту передавали показания через интернет на наш сайт, где с ними мог ознакомиться любой желающий. И, действительно, эта система показала себя с лучшей стороны.
Первое время власти пытались опровергнуть наши данные. Они проводили измерения рядом с нашими приборами и ничего у них не получалось — показания плюс-минус совпадали. Один раз даже случилась смешная ситуация, после которой они оставили свои попытки. Из столицы Республики были приглашены ребята из регионального центра стандартизации и метрологии. Чтобы доказать, что наши приборы фуфло также пригласили МЧС, у которых тоже имелось кое-какое оборудование. Специалисты стали подавать на наши приборы и на приборы МЧС заранее известную концентрацию газа — по 30 миллиграмм. Наш прибор показал 31 миллиграмм, что укладывается в 10% погрешность, но вот прибор МЧС показал в три раза меньше — всего 11 миллиграмм. А ведь этим прибором почти каждый день в течение полугода делали измерения для оценки обстановки. МЧС тогда заявили, что у их прибора буквально вчера истек срок поверки и его надо заново калибровать, а так ничего страшного не случилось.
Получалось, что наша система отвечает всем стандартам, показывает реальные цифры, а значит ей можно верить. После этого случая власти больше не игнорировали показания, которые давала наши система и даже стали их использовать в своей отчетности.
С помощью этой системы мы не раз фиксировали превышения. Самое большое из зарегистрированного — 64 ПДК. Был еще один случай, когда датчик «хлебнул» лишнего и сломался. Особенность электрохимических датчиков состоит в том, что при превышении предела измерения, они выходят из строя. Но мы не растерялись и отправили датчик на завод-изготовитель. Там его изучили и сказали, что он вышел из строя в связи с превышением порога измерения. По этому поводу они нам даже официальное письмо прислали, которое нам в свое время очень пригодилось.
— За чей счет всё это было организовано?
— За счет жителей города. Причем мы очень быстро собрали нужную сумму. От момента объявления сбора до запуска системы прошло всего 1,5 месяца. Здесь стоит сказать еще следующее. Нам повезло в том, что из пяти приборов на два нам сразу дали денег состоятельные сибайцы. На остальные три собирали, что называется с миру по нитке.
— О каких суммах речь?
— Каждый прибор стоит порядка 40 тысяч. Вся система обошлась в сумму порядка 200 тысяч. 

12 декабря 2018 года, на первом стихийном митинге в Сибае

12 декабря 2018 года, на первом стихийном митинге в Сибае

— Ваша система работает до сих пор?
— Работает, однако в связи с тем, что проблема на данный момент уже решена, мы перестали платить за их поверку и калибровку. Они сейчас продолжают делать измерения, но мы не можем ручаться за их точность. Но если снова что-то пойдет не так, мы сможем заново провести поверку, откалибровать их и снова получать объективные цифры.
— Так понимаю, вам удалось повлиять на ситуацию? Стал ли воздух чище после вашей активности?
— В настоящее время шахты затоплены водой. Подземный пожар ликвидирован. Диоксид серы больше не выделяется в атмосферу и не отравляет жизнь Сибая. Но, несмотря на это, лично я считаю, что это не самый лучший способ решения проблемы, так как из-за этого пришлось прекратить работу предприятия. В итоге люди остались без работы.
Были и другие способы добиться решения проблемы, например, локально заниматься тушением, а не топить разом все шахты. Тем более, там еще есть залежи медной руды. Я думаю, что это последствия паники. ГОК до последнего тянул с решением проблемы, надеялся, что пронесет. Но о ситуации узнали на федеральном уровне, их стали торопить.
К тому же, представители ГОКа поначалу наивно думали, что они потом эту воду спокойно откачают, после того, как погаснут подземные пожары, и снова приступят к разработке. Но оказалось, что сделать это не так-то просто — куда ее потом сливать? Это же такие объемы воды. Более того, это будет уже не просто вода, а сернистая кислота.
— Когда вы были в активной фазе борьбы за чистый воздух, оказывалось ли на вас и других активистов давление со стороны властей или владельцев карьера?
— Да, было такое. Одному активисту, не из нашей группы, власти быстро ускорили рассмотрение уголовного дела и он получил условный срок. Больше он не смог проявлять никакой активности, так как над ним установили надзор. Некоторых ребят притесняли и давили на работе за их позицию.
Лично у меня и нашей группы был конфликт с Роспотребнадзором. Как-то мы пришли к ним и хотели получить определенную информацию. Они нам ее не предоставили. Все бы ничего, но после этой встречи начальник службы подал на меня заявление в полицию. Он посчитал, что я оскорбил его как представителя власти. Благо у нас была видеозапись этой встречи, на которой было четко зафиксировано, что мы никого не оскорбляли. Дело развалилось. Но не сказать, что это прошло безболезненно. Нервы потрепали. Время отняли. От самой проблемы отвлекли. При всем при том также могу сказать, что не было открытого и такого давления, чтобы мы испытывали страх и опасения за свою жизнь.
— Если проблема решилась, то и вы оставили свой эко-активизм?
— Нет, не оставил, но стал этому уделять значительно меньше времени. Последнее время занимался вот какой историей. 31 декабря 2018 года Роспотребнадзор зафиксировал у нас превышение до 52 ПДК в жилой зоне и никого об этом не оповестил. На сайте администрации города до сих пор висят протоколы замеров за этот день, в которых указано, что никаких превышений нет.
На этом основании я пытался признать бездействие властей в виде не оповещения жителей о факте превышения ПДК незаконным и халатным. В российских судах мне этого сделать не удалось. Прошел от сибайского городского до Верховного суда. Суды всех уровней в России сказали, что это допустимо и законно не оповещать граждан в случае, если властями будет выявлено превышение каких-либо ПДК. Главное, чтобы Роспотребнадзор оповестил городские и региональные власти об этом факте, а люди — второй вопрос.
После этого мы с юристами «Агоры» подали жалобу в Европейский суд по правам человека. Надеюсь, в ближайшие пару лет наш вопрос рассмотрят. Было бы здорово, если бы все-таки такие действия со стороны властей признали незаконными.
— Что порекомендуете тольяттинцам в борьбе за чистый воздух?
— В первую очередь рекомендую получать объективную информацию о состоянии воздуха. Это можно сделать только одним способом — создавать свою собственную систему мониторинга. Потому что к данным, которые выдает государство, всегда есть много вопросов: кем были сделаны, где, когда, при каких условиях, при каком направлении ветра.
Мы сами были свидетелями того, как государственная лаборатория применяла нехитрые методы для занижения показаний. Например, они любили подъезжать к карьеру с наветренной стороны и начинали измерения. Конечно, они были в разы меньше, так как ветер дует в другую сторону.
Поэтому опрометчиво доверять данным от государства не стоит. Лучше их перепроверять. Это мы поняли на личном опыте. Лучше иметь свою собственную информацию. Когда ты просто говоришь о том, что сейчас на улице смог и тяжело дышать — это одно, а когда ты выкладываешь в своем сообществе фотографию прибора, который показывает 32 ПДК, то это совсем другое. С этим уже тяжелее спорить.
И, наверное, каждый тольяттинец, которого волнует эта проблема, не должен проходить мимо и считать, что его хата с края — проявляйте гражданскую активность. Хотя бы не ругайте тех ребят, которые уже занимаются в вашем городе эко-активизмом и ведут сообщества в сетях. Наоборот, поддерживайте их лайками, комментариями, вниманием, подписывайте петиции. Пожалуйста, будьте максимально неравнодушными к проблеме. Потому что без внимания общества ваши эко-активисты ничего не смогут добиться.
— Вполне возможно, что вы совершили какие-то ошибки, когда занимались эко-активизмом? Расскажите о них, чтобы другие могли избежать их.
— Ошибки безусловно были. Трудно все вспомнить. Прежде всего, были наивны и доверчивы. Мы часто верили каким-то обещаниям. Нам не хватало опыта взаимодействия с властью, умения вести политическую игру. Поэтому не надейтесь только на свои собственные знания. Привлекайте в свою команду экспертов из различных областей, которые явно больше вас разбираются: в политике, юриспруденции, экологии, химии и прочем. Так вы сможете избежать многих ошибок.
Однако основной урок лично для меня состоит в следующем. Да, мы в Сибае смогли добиться того, чтобы власти и бизнес весьма оперативно, всего за 6-8 месяцев, решили возникшую проблему. Но нам все равно не удалось добиться справедливости и наказания для лиц, ответственных за возникновение этой ситуации. Грубо говоря, пожары в нашем карьере никого ничему не научили.
Объективно с юридической стороны в Сибае никто не был наказан: ни со стороны предприятия — за то, что случился пожар в шахтах и выбросы газа, ни со стороны власти — за молчание об этой ситуации. Было заведено уголовное дело за загрязнение атмосферы.
Насколько понимаю, оно либо уже закрыто за истечением срока давности, либо вот-вот его закроют. Мне же бы хотелось, чтобы из этой ситуации были извлечены какие-то уроки. Но их не было. Буквально то же самое может произойти в любой другой точке России. Вот здесь, в Сибае, скрывали от людей и никто не понес наказание. Значит, и там будут скрывать. И никто не понесет наказания.
И опять-таки история показала, что можно травить целый город, в котором живет 60 тысяч населения, а по итогу получить два смешных административных штрафа по 10 тысяч рублей. Именно столько получил ГОК за всю историю в Сибае. Всего лишь 20 тысяч рублей! Вот и все наказание. Конечно, мы не берем в расчет средства, которые комбинат затратил на ликвидацию пожара. Но это понятно, что они их и так должны были потратить.
Видимо, в России можно так делать: травить целый город, заплатить 20 тысяч штрафа и скрывать от людей информацию об опасности для их здоровья и не понести никакой ответственности. К сожалению, на данный момент это так.
Вполне возможно, что мы и сами в этом виноваты, так как совсем не обращали внимание на то, как идут следственные действия, не интересовали ходом административного и уголовного дела.
Вынужден сделать печальный вывод, что наше общество само допускает такие инциденты, наша страна их допускает. Иначе не могу объяснить, почему они остаются безнаказанными. Поэтому мне бы хотелось, чтобы все больше и больше людей оставались к подобным вещам неравнодушными и тогда, я верю в это, ситуация постепенно будет меняться. Потому что пока каждый отсиживается и делает вид, что этого его не касается, все так и будет оставаться.
— Что пожелаете нашим читателям в завершении интервью?
— Всего самого чистого: воздуха, воды и помыслов. Мне бы очень хотелось, чтобы наши читатели не проходили мимо и тоже непосредственно принимали участие в эко-активности. Если вы сами не будете отстаивать свое право на достойную окружающую среду, то никто за вас не сделает этого. Увы, но так устроен мир: за права нужно бороться, свою точку зрения нужно отстаивать.
Беседовал Владимир Тарасов, специально для TLTgorod    

Просмотров: 6274
вставка в блог
вернуться к новостям

Мнение посетителей:


 1  2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 ... 446
Реклама Тлт



Объявления

2009 - 2021 © Информационный портал "ТЛТгород.ру". 16+
Использование любых материалов сайта TLTgorod.ru допускается только со ссылкой на издание, с указанием названия сайта. При использовании любых материалов TLTgorod.ru в интернете обязательна гиперссылка (активная ссылка) на конкретную страницу сайта, с которой взята информация, размещенная не позже первого абзаца публикуемого материала.
Разработка сайтов в тольятти web-good.ru
Редакция   Посещаемость   Реклама   Сообщить об ошибке    
LiveInternet