ТЛТгород.ру - городской информационный портал Тольятти. Все новости города. 16+В июле портал посетило 99 297 человек, 1 149 438 просмотров. Реклама на сайте
  
Погода сегодня
+27°
главная новость Тольятти
65,6196  нефть 86,11
€ 72,8312  золото 1202,1
БизнесНовостиВидеоФотоотчетыКриминалРасследованияТочка зренияОбъявленияРаботаКлубыАфишаКиноафишаеще

Происшествия

Это мошенничество. В Тольятти продавец без согласия ...
Девушка из Тольятти обвинила жилистого мужчину в нападении ...
(видео) В Тольятти задержали налетчика, который в костюме ...
В Самаре спасатели вытащили с того света утонувшего ...

Rona




Журналистские расследования

Забытый Тольятти. Часть 56. Мир грёз Рафа Сардарова


Раф Сардаров: «И правда, что делать с художником?»

Раф Сардаров: «И правда, что делать с художником?»

Авторский проект Сергея Мельника

 
Тольятти родился под счастливой звездой. Еще бы ещё научиться ценить это…
В чем счастье? В том хотя бы, что в свое время перспективный город внушил доверие многим, кого сегодня по праву относят к золотому фонду отечественной культуры. Одному из ведущих режиссеров страны Роману Ренцу – и в этом году, с поправкой на незабытые скандалы в «Пилигриме», мы отметим 40-летие Тольяттинского театра кукол. Глебу Дроздову – и в марте юбилей "Колеса" (правда, уже без Натальи Дроздовой). Основателю единственного в стране Театра моды Рафу Сардарову
Смена власти и декораций не меняет сути: нашему городу всё это было не нужно (за редкими исключениями). Его ничуть не снедает «тоска по мировой культуре», как говаривал Мандельштам. Единственное отличие сегодняшних деятелей от былых «отцов города» – в том, что они ни перед кем не отвечают и не отчитываются. И если прежние партфункционеры могли честно признаться, как тому же Сардарову: «Я не знаю, что делать с художником», то нынешние хозяева города знают точно, что делать с ним и ему подобными – давить…
Вот только люди мира тем и отличаются от нас, что обычно не помнят обид на мелких провинциальных князьков. Даже если те отняли у них часть жизни.
Интервьюировать Рафа Сардарова одно удовольствие. Мои материалы с ним публиковались в газете «Акцент», которая выходила в свое время в Тольяттинской академии управления, и в старейшей американской русскоязычной газете «Новое русское слово» (1997, 24 января).
 

Мир грёз Рафа Сардарова

 
Если кто-то сегодня захочет написать его биографию, пусть возьмет с миру по нитке. Что-то можно почерпнуть из многочисленных, особенно в последнее время, интервью с ним. Но этого будет маловато. Р.С. – не в обиду другим художникам – «вещь» слишком тонкой, ручной работы. От кутюр.
 
«Грани черного», «Белое одиночество»... «Мне все время говорят: «Почему у вас так много черного?.. У вас негативное отношение к миру!» Я отвечаю: «Идите вы на фиг, я график, мне нравится черный цвет...»
Московский дизайнер-авангардист Раф Сардаров, которому принадлежат эти слова, вовсе не причисляет себя к диссидентам. Но его «черно-белый» взгляд на мир моды резко диссонировал с привычным.
«В Тольятти всё было на энтузиазме»

«В Тольятти всё было на энтузиазме»

«Долгое время его творчество недостаточно высоко оценивалось специалистами в СССР, приспособившимися к догматическим устоям моделирования одежды, – писал несколько лет назад журнал "Berliner Nacht". – Необычность Рафа Сардарова в российской моде заключается еще и в том, что его никогда не поддерживало государство. Он не только автор своих коллекций, но и их собственник, так как на их создание он тратил собственные деньги. Это обеспечивало ему независимость».
Сардаров не совсем вписывается и в сегодняшнее пестрое мировосприятие россиян, ошалевших от хлынувшего из-за «железного занавеса» буйства красок. Но он всегда знал себе цену. «Несмотря на то, что мое имя не безумно популярно, – среди профессионалов оно достаточно известно. Люди знают, что я декларирую как художник – и в смысле моды, и в смысле идеи. И моя концептуальная линия многим профессионалам понятна».
Многие считают его не от мира сего. Да и сам он однажды обмолвился, что считает своим имиджем образ «городского сумасшедшего».

 

Тольяттинский след

Нет, я не по­дряжался писать его биографию. Просто Сардаров интересен мне во всех своих про­явлениях и ролях. Интересно, напри­мер, как он печатно «раздевает» общепризнанных «звёзд», о величине которых у него сложилось своё собственное представление. Как, впрочем, обо всём и обо всех, с чем и с кем свела его судьба. Но Сарда­ров «раздеваю­щий» – это, как мне кажется, всё же НЕ ТОТ Сардаров. Его главное дело – одевать, и одевать с иголочки. Его дело – создавать имидж.
«Моя главная специальность – художник-стилист, – подчеркнул он однажды. – Но при­шлось заниматься постановкой ко­стюмного шоу: у нас в стране этого долго никто не пробовал делать...»
По журналь­ному тексту трудно понять, с каким оттенком прозву­чало это «при­шлось». Я-то ду­маю, без сожаления. Хотя театр моды Р.С. не дожил до своего пя­тнадцатилетия, он стал, по сути, одним из самых ярких фактов двух тесно связанных биографий – Моды и собственно Сардарова. Причём в последней (многие, наверное, помнят об этом) есть и тольяттинская «сноска».
Годы, проведённые Рафом в Тольятти, вызвали недоумение у московской публики: надо же, сорваться на несколько лет (!) в провинцию! – восклицали жур­налисты. Приглашённый в своё время для создания одного единственного спектакля, Сар­даров и сам не предполагал, что надолго задер­жится здесь: «Так сложилось...»
А сложилось так, что он собрал учеников-единомышленников и – почти с нуля – сделал в нашем городе Театр Моды. Сардаровские «Модные пятницы» в Молодёжном центре, шоу на самых разных площадках, единственный в своём роде конкурс молодого модельера (на который приехали показать свои авангардные коллекции такие мастера, как Бруно Бирманис, ныне душа престижнейшего фестиваля «Неукрощённая мода» в Юрмале) – все эти действа стали для города чередой знаменательных событий. Да и сам Сардаров был событием, до сей поры не оцененным у нас по достоинству. А тогдашнее руковод­ство и вовсе «не знало»,

Что делать с художником?

- Наворотили мы за этот короткий срок очень много, – вспоминает Сардаров. – И плюс к этому, мы всё время гастролировали: были в Кишинёве, в Ленинграде, в Москве, в Венгрии...
Я не могу сказать, что, мол, бедный, мучился в Тольятти, и никто на меня не обращал внимания. Помогали, но помогали не функционеры – просто люди. Причём помогали совершенно бескорыстно. Вообще, должен сказать, было очень тяжело, потому что мы пытались «охватить» все предприятия города, где только ни работали. И коллектив, который не имел ни финансов, ни директора, ни толкового помещения, ни мастерских, да ничего – он сделал для города очень много. А коллектив у меня там сложился очень сильный, в Москве до сих пор такого не получилось. Это и понятно: здесь другой уровень, конкуренция, люди хотят очень много денег, а там всё было на энтузиазме. Но, я считаю, этот энтузиазм, впустую потерянный в Тольятти, слишком дорого стоил.
Конечно, никто из нас не обогатился, никаких машин мы не получили. Правда, я и не собирался никогда, хотя всё время шла молва: дескать, Сардаров приехал за квартирой и машиной.
Диссидент от мира грёз

Диссидент от мира грёз

Помню знаменательную фразу одного партийного функционера: «Понимаешь, я не знаю, что с тобой делать. (А мне просто негде было жить.) Когда мы берём футболиста, мы даём ему квартиру в кирпичном доме, машину, должность. А ты – художник...»
И вот, в 1989 году мы отчалили из Тольятти. Поскольку ни помещения, ни перспектив, и уровень, к сожалению, ужасный. Но город, конечно, мне дорог и близок, поскольку с Тольятти меня связывает очень много людей и событий. Всё-таки, там я был четыре года. И потом, десять человек оттуда я вывез в Москву. Их обустройство, финансовые, этические, моральные, социальные проблемы – всё это далось очень сложно. И выбило фактически пять лет жизни.
У меня такое ощущение, что я «отошёл» от Тольятти только сейчас.
- ???
- Мышление – такая сложная штука, что ты не можешь оторваться от среды, как бы ни хотел этого. Провин­циальность – от неё ведь не избавишься сразу, понимаете?
Когда я приехал в Тольятти, я не понимал, что такое «малосемейка», «девятиэтажка» – что это за жаргон такой. Много таких словечек. Сначала они смешили, я привозил их в Москву в качестве сувениров. А потом это стало как бы нормой. Но это в простых вещах, а в более сложных – там ты теряешь какие-то навыки, и хоть и читаешь, смотришь, ездишь, ты всё равно не в гуще этой жизни.
Когда я вернулся в Москву, мне нужно было два года для того, чтобы встать на своё место. Хотя уехал я отсюда достаточно известным че­ловеком.

 

«Я вовсе не потерялся»

…Когда я уехал из Тольятти, в городе появилась статья: мол, Сардаров уехал из Тольятти, где он был первым, и потерялся в Москве, где много таких.
- Ну да, как говорится, «есть мнение».
- Я вовсе не потерялся. Получилось так, что после Тольятти мы вообще два года ездили по заграницам: фестиваль авангардной моды в Берлине, съёмки в Венеции, в Стамбуле, – и нам было не до того... И потом, честно говоря, реклама как таковая меня никогда не волновала. Потому что я считал и до сих пор считаю, что у людей должен быть выбор. Не могут Зайцев, Юдашкин одевать всю страну. Разные слои населения требуют своих модельеров. Кто-то ведь должен моделировать и для трактористов, и для доярок – что, они одеваются у Юдашкина, что ли? А те же рокеры, им тоже нужно у кого-то одеваться, а они сами шлепают эти несчастные сапоги.
Модельеров должно быть много, и каждый может подобрать себе какой-то срез публики. Смотрите, в одном только Западном Берлине 1200 модельеров – и никакой конкуренции: у всех есть свои покупатели.
Если мы будем тотально одеваться либо во всё с «Большевички», либо во всё турецкое – что там дальше? – у нас никогда не разовьётся вкус.

«Ты должен творить праздник сам»

 
- Каков ваш «срез»?
- Я делаю вещи для богатых женщин, которые обладают определенным вкусом и имеют деньги. Работаю на артистов и серьезных бизнесменов. Мои вещи покупают люди, желающие одеться незаурядно: они уже переросли «тряпочный» уровень, уже начинают сравнивать с теми дорогими вещами, которые могут купить за границей. И здесь я должен быть конкурентоспособен.
 - Но ведь Зайцев и Юдашкин тоже одевают богатых женщин.
- Они одевают только богатых женщин, скажем так. Хотя меня окружают достаточно обеспеченные люди, одеваться там для них слишком дорого...
Вообще же говорить «дорого или дешево» – глупо. У меня не намного дешевле. Но у меня покупают. Если не будет тех, кто у меня покупает, я разорюсь. А я как-то живу...
Да и не в этом даже дело. Наша страна в смысле моды совершенно безграмотна. И всё моё творчество было ориентировано на то, чтобы люди узнали. Поэтому все мои шоу, показы были организованы вовсе не с целью заявить: мол, вот какой я модельер, вот какие у меня идеи. Иногда я, наоборот, шел на какие-то упрощения для того, чтобы людям было понятно и хотелось. И очень радовался, что после моих шоу зрители уходят с улыбкой, с надеждой. Мои манекенщицы никогда не ходили надменно, вызывающе. Наоборот, все было с юмором, с введением хореографии, драматургии. С обращением прямо в публику, чтобы человек понимал: все, что я показываю – будь то фантазийное «Белое одиночество» или «Грани черного», или другие модели – всё говорит о том, каким ты можешь быть. И не только «по костюму», но и характером. Ты должен творить праздник сам, чувствовать себя хозяином своей внутренней свободы.
Р. Сардаров: «Деньги – не самое главное в жизни»

Р. Сардаров: «Деньги – не самое главное в жизни»

То есть, каждый избирает свой путь. Я избрал именно такой: мне хочется, чтобы как можно больше людей узнали даже не о моих возможностях, а о своих.
- Снова вспомним Зайцева, Юдашкина, Грекова, другие имена. Существуют ли в моделировании какие-то школы? Если да, к какой относите себя вы?
- Что касается моделирования, по-моему, в нашей стране есть какие-то определенные направления, опять же личностные. Зайцев предлагает одно направление. Юдашкин... это вообще полная каша. Не принято говорить плохо, но, на мой взгляд, это смесь всего, что сейчас создается, полная петрушка – у него нет стиля.
А школы... Я считаю, школа – это тогда, когда она прожила какое-то количество лет, завоевала любовь у публики. А пока есть только стили, предлагаемые художниками, достигшими каких-то высот. Такой всего, к сожалению, один – Зайцев. Он, как говорится, всю жизнь положил, чтобы открыть свой театр моды, свое ателье.
- А как бы вы определили свой собственный стиль?
- Я предлагаю одежду для жизни, для быта. Очень дорогую, но предельно лаконичную, выразительную по форме, по цвету, по фактуре. Хотя на сцене я показываю вещи богато вышитые, с аксессуарами – ведь сцена требует определенной подачи, потому что если показывать бытовые вещи и не предложить в финале богатый вечерний туалет, любая женщина почувствует себя обделённой. Все хотят сказки. Мы создаем мир грез, и каждый сам для себя определяет степень или уровень, до которого он может в этот мир погрузиться. Что-то он может себе купить, а что-то просто посмотреть. Жаль, очень мало в России женщин, которые могут купить себе вечернее платье – не только у Зайцева, у кого угодно.
Это что касается стиля. У нас есть, конечно, свой стиль. И наши модели узнаваемы: человек, который смотрит наши шоу на самые разные темы, всё равно угадывает линии и формы. Иногда мне даже хочется самому «отъехаться», но не получается – одна рука, и всё тут. Тем более что я сам делаю макияж, сам стригу, сам делаю пластику, и поэтому, хочу я этого или не хочу, у меня люди даже двигаются определенным образом, отличным от остальных показов.
- Как вы находите заказчиков?
- Я в этом смысле очень ленивый человек. Я не нахожу заказчиков, они сами меня находят. Знаете, у нас говорят: в Москве девушки бедные, но гордые. Я вот тоже бедный, но гордый. Я считаю, если человеку интересно, он сам меня найдет. Хотя я понимаю, что нужно подходить к этому вопросу по-европейски – навязывать свой товар. А сам я этого делать не могу.
Но меня каким-то образом находят. Вот сделали мы клип «Макияж для Наташи Ветлицкой», потом клип для группы «Секрет», стали приглашать. Пошел слух, что я самый лучший в плане телевизионного грима – обратился Малинин... Что только ни делал: для балета, для кино, для телевидения. Для Леонтьева, для Пьехи... Много всего было. Но сам я никогда никуда не хожу, нигде не тусуюсь: мол, вдруг там в мутной воде что-нибудь выплывет. У меня нет такой задачи, нет коммерческой нотки. Я не люблю тусоваться, я воспитан иначе.
Когда ко мне приходят заказывать вещь и говорят: мне такое, такое и такое – я отвечаю: идите в ателье, вам там сделают. Я ведь художник-постановщик по профессии, поэтому когда ко мне приходит, скажем, певец, я говорю: хочу посмотреть, как ты это делаешь, как ты двигаешься, чтобы понять, как костюм поможет тебе – не украсит как куклу, а поможет передать все то, что ты хочешь донести со сцены. Но, к сожалению, многие сейчас не знают, чего они хотят.
У меня очень много неконтактов, поскольку очень многих из довольно известных певцов такой подход, конечно, оскорблял...
А я в свое время начинал работать с артистами балета. Просиживал репетиции и смотрел, как рождаются спектакли. И иногда от того, какой я сделаю костюм – летящий или обтягивающий, подчеркивающий движения или наоборот – номер мог приобрести совершенно другую окраску. Ты можешь надеть костюм и танцевать, не замечая его на себе. И это стало в моем стиле наиболее важным – комфортность и легкость. Любое мое платье подчеркивает движение.

«Мне не жалко времени на людей»

 
- Вы довольно часто выступаете в роли специалиста, может быть даже эксперта по имиджу. Что вы вкладываете в это понятие?
- Я считаю, что имидж не может быть начисто придуман, взят «от фонаря». Имидж может не передавать полностью твою личность, но все равно – это одна из граней твоей личности, поданная наиболее выпукло, скажем так. А многие этого, к сожалению, не понимают. Возобладает коммерческий подход. Мне часто говорят: что ты вообще делаешь, какие-то модели, средневековье какое-то? Сшей лучше джинсы, хорошо и практично... Нет, серьезно!
Почему у меня с другими модельерами всегда складываются очень сложные отношения? Мне все завидовали: он творит, что хочет. Почему, собственно, это было плохо – я не знаю. Ну не работай тогда над моделями и тоже твори, что хочешь. Но на это надо было свои деньги отстегивать, а они предпочитали их на себя тратить. А когда мне говорят: вот, я сделал того-то... Нет. Потому что любой, кто делает «звезду», занимается только одним. И сделать макияж, или прическу, или костюм – это еще ничего не значит. Ты должен проследить линию поведения человека, линию отношения к очень многим моментам, выстроить даже то, как он разговаривает с репортерами, ведет себя на улице, дома. То есть дозировать буквально все. Так, как это делается на Западе в шоу-бизнесе.
У нас этого не происходит. У нас «звезда» надевает безумный наряд, и в нем же появляется в обществе, и говорит все, что хочет. И поэтому бывает, что это неземное существо стоит на сцене, потом разевает рот – и думаешь: ничего себе имидж! Да не имидж это, просто игра в тряпки.
У нас еще нет таких людей, которые «сделали» бы кого-то. Помогли пробиться на какое-то место. Да, сделали какую-то маску – да, но сделали человека... Это требует очень много времени, сил, знаний и денег.
- Хорошо, тогда кто «сделал» вас?
- Когда я начинал, я был достаточно самолюбивым, упористым, но при всем при том –
наивным мальчиком. И, может быть, именно из-за моего бесстрашия и наивности я чего-то и достиг (более осторожные люди не пошли бы таким путем, и не идут). Теперь я вроде бы повзрослел и внешне изменился. Но до сих пор наивно отношусь к тому, что меня окружает. Я верю, что добро существует. Мне хочется верить, что меня окружают симпатичные, добрые люди, которые не способны на предательство. Верю, что гордиться своей профессией – это самое большое удовольствие, которое может себе позволить человек. Верю, что любовь рано или поздно приходит. И что деньги – не самое главное в этой жизни.
- Каждую среду в программе «Утро» можно услышать и увидеть Рафа Сардарова в авторской пятиминутке «Стиль». Что побудило вас заняться тележурналистикой? Успел ли сложиться ваш собственный телевизионный имидж?
- Это была не моя инициатива: меня пригласили, я с удовольствием согласился. Раньше эта пятиминутка сообщала нам только о западных модельерах, шли нарезки из материалов CNN. Наверное, кому-то из домохозяек это радовало глаз. Но, на мой взгляд, у нас до сих пор не существовало передачи, в которой бы рассказывали о наших модельерах, о том, что на самом деле происходит с нашей модой. Есть какие-то пафосные сюжеты, в которых о модельере говорят, как правило, всегда хорошо: мол, как это гениально, приводятся искусствоведческие данные. Но сами-то наши модельеры способны дать оценку своей деятельности и могут дать оценку каждому!
Я не беру на себя смелость судить обо всех. У меня единственное желание: делать передачи про всех художников – и малоизвестных, и начинающих, – чтобы в них было не только мнение художника о своей работе, но и его работы непосредственно, и мнение зрителя – как положительное, так и отрицательное. Художник из этого всегда извлечет свою выгоду, если он умный человек.
Про имидж пока говорить рано. Но мне хотелось бы, чтобы он остался таким, какой он есть. На мой взгляд, я достаточно открытый, расположенный к другим человек, и мне не хотелось бы выглядеть заносчивым, чересчур интеллектуальным ведущим, который с барского плеча отдает кое-какие крохи знаний.
Есть какой-то ненужный флёр некой таинственности, богемности, который обычно приписывается модельерам. Но они нормальные люди, это просто специфика их профессии – делать красиво. Эта специфика имеет свои законы, и эти законы могут знать другие люди, ничего страшного.
© Мельник Сергей Георгиевич 
Фотографии из ресурсов Интернета и личного архива автора
20 января 2013 г. 
Просмотров: 46044
часть 1 авторский проект сергея мельника | часть 2 проект сергея мельника | часть 3 авторский проект сергея мельника | часть 4 авторский проект сергея мельника | часть 5 авторский проект сергея мельника | часть 6 авторский проект сергея мельника | часть 7 авторский проект сергея мельника | часть 8 авторский проект сергея мельника | часть 9 след передвижника | часть 10 ставропольская заутреня | часть 11 последний реформатор | часть 12 кузница октября | часть 13 курорт для музы | часть 14 местный первогерой баныкин | часть 15 погибель «орла» ингельберга | часть 16 беспощадный царь | часть 17 жигулевский горец | часть 18 пир на пепелище | часть 19 обломок мира | часть 20 это нужно не мертвым | часть 21 тринадцать невинных героев | часть 22 кирпичи коммунизма | часть 23 великий зодчий и карьеристы | часть 24 от лукавого | часть 25 с тольятти на «ты» | часть 26 автоваз – дитя авантюры | часть 27 «копейка» ваз сбережет | часть 28 "вертикаль" каданникова | часть 29 завещание строительного бога | часть 30 амбразура мурысева | часть 31 непотопляемый березовский | часть 32 полный откат! | часть 33 черный список | часть 34 каменный сад | часть 35 конь масти «металлик» | часть 36 юбилею gm-автоваз посвящается | часть 37 помни о спиде как частный случай memento mori | часть 38 чистое ремесло левицкого | часть 39 жизнь с протянутой рукой | часть 40 битва с «апостолом» | часть 41 от «паккарда» сталина до «жигулей» | часть 42 инаколюбие | часть 43 темницы рухнут, и… | часть 44 а завтра его не стало | часть 45 не ржавеет в душе бронепоезд | часть 46 призрак вандализма | часть 47 воздержание власти | часть 48 кресты и звезды на обочине | часть 49 кисельный берег | часть 50 здравствуй, инфекция! | часть 51 пять соток xxi века | часть 52 как варяги брали город | часть 53 антология страха | часть 54 последний из ставропольчан | часть 55 последний из ставропольчан (окончание) | часть 56 мир грёз рафа сардарова | часть 57 пионерский троллейбус | часть 58 материте, но не убивайте! | часть 59 портпосёлок преткновения | часть 60 письма дышат войной | часть 61 ловля комет оптом и в розницу | часть 62 "меня всегда манила тайна смерти" | часть 63 старше женского праздника | часть 64 меняю тольятти на тоталитарную секту | часть 65 олег хромушин: "моя "сталинская" академия" | часть 66 "все свиньи равны" по-тольяттински | часть 67 ноу-хау тольяттинского инженера мухина | часть 68 андрей эшпай: запомните – я был на передовой | часть 69 как в тольятти «сдали» жданова | часть 70 эпицентр, или что известно «экстремистам» | часть 71 эпицентр-2: тольятти примет удар первым | часть 72 наш прогрессирующий паралич – самый-самый | часть 73 генерал из волжского ставрополя | часть 74 борковский комдив | часть 75 обыкновенный садизм | часть 76 румянец терроризма | часть 77 чужая земля | часть 78 быть бы живу | часть 79 никогда так не врут, как перед выборами | часть 80 никогда так не врут, как перед выборами (окончание) | часть 81 русская ветвь | часть 82 благодаря и вопреки | часть 83 изгнанник века | часть 84 эта странная смерть | часть 85 неизвестная гэс в жигулях начало | часть 86 неизвестная гэс в жигулях (окончание) | часть 87 тольяттинский курчатов | часть 88 первый антиглобалист | часть 89 рождённый для оттепели начало | часть 90 рождённый для оттепели окончание | часть 91 бреющий полёт автоваза над долговой ямой | часть 92 тольятти – город прожектёров и авантюристов начало | часть 93 тольятти – город прожектёров и авантюристов продолжение | часть 94 тольятти – город прожектёров и авантюристов окончание | часть 95 тольятти на перепутье: заметки наблюдателя | часть 96 александр зибарев: за и против | часть 97 пьеса для трубы ваз на сером фоне российской обыденности | часть 98 город, ваз и время «белого нала» | часть 99 а ясинский: город, ваз и время «белого нала» окончание | часть 100 сошедшие со звезды | часть 101 предпоследний приют | часть 102 "сказание о земле сибирской" судьба прототипа | часть 103 иван, помнящий родство | часть 104 кто сказал, что война позади? | часть 105 посланец стройки коммунизма | часть 106 медаль рожденному в тольятти | часть 107 девочка в шлеме | часть 108 война и мир васи жилина | часть 109 огонь на поражение в тольятти по-прежнему убивают | часть 110 у каждого мгновенья свой акцент | часть 111 песня о гоголе | часть 112 гуси и лебеди | часть 113 акопов в ответе за все | часть 114 аксаковский уголок | часть 115 весть о без вести пропавшей | часть 116 гость случайный | часть 117 китайская грамота без иероглифов
вернуться назад

Мнение посетителей:




Функция комментирования временно недоступна...




1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30  31  32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45
X RAY CROSS



2009 - 2019 © Информационный портал "ТЛТгород.ру". 16+
Использование любых материалов сайта TLTgorod.ru допускается только со ссылкой на издание, с указанием названия сайта. При использовании любых материалов TLTgorod.ru в интернете обязательна гиперссылка (активная ссылка) на конкретную страницу сайта, с которой взята информация, размещенная не позже первого абзаца публикуемого материала.
Разработка сайтов в тольятти web-good.ru
Редакция   Посещаемость   Реклама   Сообщить об ошибке    
LiveInternet