ТЛТгород.ру - городской информационный портал Тольятти. Все новости города. 16+В августе портал посетило 95 220 человек, 1 075 495 просмотров. Реклама на сайте
  
Погода сегодня
+13°
главная новость Тольятти
64,429  нефть 86,11
€ 71,2391  золото 1202,1
БизнесНовостиВидеоФотоотчетыКриминалРасследованияТочка зренияОбъявленияРаботаКлубыАфишаКиноафишаеще

Происшествия

Жительница Самарской области получила перелом позвоночника ...
В Тольятти судили воровку, обчищавшую в полицейской форме ...
В Тольятти осужден наркодилер Тимофеев, пытавшийся ...
(фото) Наезд на мамочку с младенцем в Тольятти: информация ...

Усадьба




Журналистские расследования

МММ: мифы и реальность. Часть I. Первые шаги


Об этом меня часто спрашивали. «Мохнатый шмель на душистый хмель», который задрал уже все задницы, меня интересовал всегда. И тут я подумал: а почему бы не поговорить об реинкарнации данного проекта?
Для меня МММ начался с фильма «Гонгофер». Этот фильм с элементами абсурда и некрореализма в 1993 году был удостоен премии фестиваля Кинотавр и премии «Золотой овен» за лучший сценарий. То есть, получается, что деятельности МММ в нынешнем году исполняется 20 лет?! Ну, если учесть, что кинопроизводство началось с 1992 года.
Режиссер Бахыт Килибаев привез свой офигительный фильмец в Тольятти. Премьера состоялась в киноклубе «Колизей» - он тогда находился в ДК «Синтезкаучук» (ныне – ДК «Тольятти»).
Это был еще необустроенный кинозал, куда могла заходить любая публика. Перед началом сеанса, когда шел разговор о фильме, какой-то неадекватный ущлепок выкрикнул из зала: «Э, чурка! Если мне кинчик не понравится – я тебе голову отрежу!» Килибаев вздернулся и спросил: «ЧТО?» Тема тут же затухла.
Кстати, фильм был снят по сюжету легендарного сценариста Петра Луцика. Он скончался уже давно. Найдите хотя бы его фильм «Окраина». Офигеете.
Итак – титры фильма: на экране возникли три бабочки, которые тут же трансформировались в буквы МММ. Тогда еще никто не знал о пареньке с греческой фамилией Мавроди. Но легенда уже начиналась.

С нарочитым примитивом

Давайте-ка я вам выложу пространную справку о «легенде», ибо оно того стоит.
В 1992-1994 годах на российском телевидении разворачивается активная рекламная кампания АО «МММ». По всем телеканалам ежедневно показываются рекламные видеоролики финансовой пирамиды. Параллельно МММ выпускает наглядную агитацию: плакаты с логотипом компании и подробными объяснениями правил биржевой игры.
Герои рекламных роликов АО «МММ» - одинокая женщина Марина Сергеевна, простой россиянин Леня Голубков, которого сыграл актер Владимир Сергеевич Пермяков, его жена Рита Голубкова, мечтающая «о новых сапогах, машине и доме в Париже», брат Лени Иван Голубков, студенты, чета пенсионеров.
Ролики снимались сначала раз в месяц, а затем и гораздо чаще. За один съемочный день Пермяков получал 200-250 долларов США, заработав на рекламной кампании фирмы трехкомнатную квартиру на окраине Москвы. В 1994 году он выпустил книгу «Как я стал Леней Голубковым». Основная музыкальная тема реклам - «Рио-Рита».
Идею простых, наглядных и нарочито-примитивных роликов с использованием характерных и всеми узнаваемых персонажей, обычных, рядовых россиян, выдвинул сам Мавроди. (Он же, кстати, лично разработал в свое время и логотип компании.) Рекламщики предлагали сначала снимать очень модные в то время компьютерные ролики.
Руководитель одного из рекламных агентств в программе Светланы Сорокиной «Финансовые пирамиды» рассказывает такую историю: «Мавроди задали вопрос:
- На кого должна быть ориентирована реклама?
Он ответил:
- На всех.
Потом подумал и добавил:
- Кроме умных. Их – мало.
Сам Мавроди вспоминает, как в банке операционистки с волнением спрашивали его:
- А они поженятся?
- Кто?
- Ну, Марина Сергеевна и этот ее знакомый, капитан подводной лодки?
- Вы с ума сошли? Это же реклама!
То есть фактически рекламные ролики МММ на определенном этапе смотрелись всеми уже просто как мыльная опера.

Воруйте, базара нет!

 
Мавроди очень умело использовал в дальнейшем этот момент, и когда власти (Антимонопольный комитет) попытались обвинить МММ в «недобросовестной рекламе», герои роликов вообще перестали упоминать про акции, билеты и даже само МММ. Они просто разыгрывали на экране свои маленькие жизненные сценки, и этого было вполне достаточно. В гостях у Лени Голубкова побывала даже Виктория Руффо, звезда чрезвычайно популярного тогда мексиканского телесериала «Просто Мария», снявшаяся в одном из рекламных роликов МММ. Причем, узнав, где она снималась, она через полгода подала в суд на Мавроди.
Режиссер Бахыт Килибаев, который снимал «Гонгофер» и все последующие ролики МММ, рассказывал: скорость производства была такая, что даже не хватало времени ни на драматургию роликов, ни на кинематографичность.
Леня Голубков стал в 1994 году «Человеком года», причем опередил в этом рейтинге на целых десять баллов президента России Бориса Ельцина.
Компания «МММ» для привлечения клиентов проводила различные маркетинговые акции.
Так, в 1992 году МММ несколько раз делала бесплатным на один день проезд в Московском метрополитене. Один из этих дней я прекрасно помню: как раз тогда я жил в Москве. В метро был бесплатный вход, везде висели «бабочки» и реклама фильма «Гангофер».
В 1993 году Сергей Мавроди поздравил россиян по Первому каналу с Новым годом вместо президента Ельцина.
В 1994 году МММ выступила генеральным спонсором прощального матча легендарного спартаковского футболиста Федора Черенкова (17 мая, «Спартак»-«Парма») и после матча подарила Федору новый джип Mitsubishi Pajero. На деньги МММ был снят фильм «Гонгофер» (режиссер Бахыт Килибаев, по сюжету Петра Луцика), удостоенный премии фестиваля Кинотавр и премии «Золотой овен» за лучший сценарий, а также многие клипы группы «Ноль» (Федор Чистяков), в частности, известный клип «Иду, курю».
Слоган рекламы МММ «Из тени в свет перелетая…» является первой строкой стихотворения Арсения Тарковского «Бабочка в госпитальном саду», в котором присутствуют следующие строки:
Она клянется: навсегда! -
Не держит слова никогда,
Она едва до двух считает,
Не понимает ничего,
Из целой азбуки читает
Две гласных буквы - А и О.
После того, как уже в 1994 году Мавроди был арестован, вся реклама МММ в СМИ, и прежде всего на телевидении, специальным распоряжением правительства была полностью запрещена.
В одной из передач того времени Мавроди рассказывает, как это все происходило:
«Рекламу запретили, однако она была проплачена вперед, не помню уже сейчас, на сколько. Миллионов на сто долларов, кажется, или что-то около того. Ну, на много, во всяком случае. И вот руководители всех наших центральных телеканалов обратились с коллективным письмом к Черномырдину: «Дорогой, мол, Виктор Степаныч! Что же нам делать? Реклама проплачена вперед, и если он обратится в суд, он, вне всякого сомнения, выиграет. (Ну, это они полукавили, конечно. Выиграть в наших судах…) Плюс там в договорах штрафные санкции забиты огромные и пр. Да мы разоримся все! Все телевидение и все каналы. Поэтому можно, мы рекламу давать не будем, а деньги не вернем? (Ну, украдем, другими словами.)»
И Черномырдин ответил: «Да конечно, воруйте! О чем разговор? Базара нет». Это все в материалах дела есть, и на суде потом всплыло. И письмо телекомпаний это слезное, и великолепный ответ нашего великолепного премьера. А потом, получается, на мои же деньги (у меня украденные) против меня же и кампания по телевидению проводилась! Все эти «эксперты», блин, многомудрые минфиновские круглосуточно разглагольствовали. Сверхчестные и сверхпорядочные. За мой счет. На ворованные деньги! Каково, а? «Воистину чудны дела Твои, Господи!»

Фирма одного человека

А в интервью журналу «Свой» Мавроди делится и еще одним воспоминанием: «Пока я сидел в тюрьме, ребята из МММ-студии сделали клип «Горизонт». Клип мне понравился, и я решил разместить его на телевидении. А как? Запрещено же все, любое положительное упоминание об МММ. А тут такое! Мне объявляют: «Десять миллионов долларов. Наличными». Я спрашиваю: «А почему так много-то?» «Так нас же уволят всех! Всю смену. Это нам на всю оставшуюся жизнь». Клип, кстати, был показан. По Первому каналу, в прайм-тайм, в рекламном блоге внутри девятичасового выпуска программы «Время». Несколько раз, причем. Люди честно свои деньги отработали. Не знаю уж, уволили их там или нет. Но отработали они все честно».
В справочных системах об организации, созданной Мавроди, говорится следующее:
«МММ» — советская, затем российская компания, организованная Сергеем Мавроди. Традиционно рассматривается как классическая и крупнейшая в истории страны финансовая пирамида. По разным оценкам, в ее деятельности участвовало 10-15 млн вкладчиков. По мнению Сергея Мавроди, компания МММ была целенаправленно разрушена соответствующими государственными органами: «В уголовном деле есть отчеты губернаторов президенту Ельцину, как идет «операция по развалу МММ».
Учредители компании: Сергей Мавроди, его брат Вячеслав Мавроди и Ольга Мельникова. Руководитель — Сергей Мавроди. Но Сергей Мавроди неоднократно заявлял, что два других учредителя были фигурами номинальными и необходимыми ему исключительно для регистрации компании. Косвенно это подтверждается тем фактом, что по уголовному делу в отношении МММ действительно проходил только он один.
«МММ всегда была фирмой одного человека. (Я даже и за бухгалтера сам везде расписывался, чтобы никого не подставлять.)».
Названием компании стала аббревиатура начальных букв фамилий ее основателей.
В 1989 году структура «МММ» зарегистрировалась в Ленинском исполкоме г. Москвы как кооператив и начала свою деятельность с торговли импортной оргтехникой (первоначально - ввоз в СССР компьютеров и комплектующих). Первоначально офис располагался на Газгольдерной улице, с начала 1990-х - Варшавское шоссе, 26. В дальнейшем, по мере изменения ситуации на рынке и в стране, неоднократно менялось и направление деятельности компании. МММ всегда очень чутко и одной из первых реагировала на любые подобные изменения.
20 октября 1992 года Хамовническим филиалом Московской регистрационной палаты по юридическому адресу 109435, Москва, ул. Пироговская, д. 21 было зарегистрировано АООТ «МММ».
В 1993 году АООТ «МММ» зарегистрировало свой первый проспект эмиссии акций. Он позволял выпустить не более 991 тысячи акций. Акции номиналом 1 тысяча рублей, выпущенные в бумажной форме, начали продаваться 1 февраля 1994 года. С 7 февраля фирма ввела т. н. «двусторонние котировки» с определенной маржой на покупку и продажу собственных акций, которые постоянно росли. Это привело к тому, что они начали расходиться быстро, поскольку торговались с самого начала по принципу «сегодня всегда дороже, чем вчера», и руководство компании вскоре попыталось зарегистрировать второй проспект эмиссии, уже на миллиард акций. Минфин РФ, однако, разрешения на эмиссию не выдавал. Остановки же объявленная компанией схема постоянно растущих цен не предполагала. Мавроди вторично выпустил еще 991 тысячу акций компании «МММ-фонды» (с разрешением Минфина на Объединение «МММ», которые уже были выпущены), и также их реализовал (разницы между ними фирма не делала).
«Формальных оснований для отказа не было, но Минфин явно тупил ситуацию. Что было и неудивительно, поскольку скандал вокруг МММ и вокруг дикого совершенно ажиотажа с нашими акциями к этому моменту уже бушевал вовсю. Многотысячные очереди у наших пунктов невозможно было не замечать. Останавливаться же было нельзя. Это как велосипед. Можно только ехать. Остановка — падение. Таким образом во весь свой рост встал вопрос: акции не сегодня-завтра закончатся — и что дальше?»

Мавроди вместо Ленина

Пытаясь найти выход из сложившейся ситуации и обойти ограничение на эмиссию акций, Мавроди уже через два месяца после начала работы вводит в обращение так называемые «билеты МММ», не являющиеся формально ценными бумагами. Цена одного билета равнялась одной сотой цены акции (по аналогии с деньгами: копейки и рубли). Это было удобно и для самих вкладчиков, поскольку цены на акции к тому моменту стали уже слишком высоки. Помимо снятия ограничения на эмиссию, этот маневр вообще выводил бумаги МММ из-под действия закона о ценных бумагах. Внешне билеты напоминали советский червонец, только вместо портрета Ленина в центре был помещен портрет Сергея Мавроди.
Хотя формально билеты МММ ценными бумагами и не являлись, они имели все необходимые степени защиты (водяные знаки и пр.) и печатались на тех же заводах, что и американские доллары.
Поначалу Мавроди вообще собирался не печатать никаких билетов, а просто красить доллары в красный цвет: «А зачем тратить деньги на печатанье, когда американское правительство уже все за меня напечатало? Зеленый доллар — обычный, красный — мой. Никакого нарушения закона тут нет. Доллар же не перестает быть долларом от того, что его покрасили? Хочешь, иди в магазин и отоваривай свой красный доллар по номиналу, а хочешь — иди ко мне в пункт и меняй его там на сто зеленых. Дело хозяйское». Но потом он все же отказался от этой идеи, назвав ее «слишком блестящей». «Она сразу бы привлекла к МММ слишком много внимания».
В дальнейшем, по мере усиления противостояния с властями и стремясь перевести свои отношения с вкладчиками в область чисто гражданских, Мавроди пошел еще дальше, вообще отказавшись от сделок купли-продажи при операциях с билетами (но не акциями), перейдя к системе так называемых «добровольных пожертвований». Формально вкладчик не покупал больше билеты МММ, а добровольно жертвовал деньги «на благо России» лично Мавроди, обычному частному лицу и такому же гражданину России, как и он сам, и закон это не нарушало. Это были сугубо гражданские отношения двух частных лиц. Билеты же формально вручались жертвователю просто в качестве сувенира. При продаже, соответственно, теперь уже сам Мавроди добровольно жертвовал деньги вкладчику. То есть юридически, ни одна сторона не брала на себя никаких обязательств. Правда, каждая из сторон подразумевала не простое пожертвование средств, а отношения, аналогичные вкладу. Поэтому все подобные «пожертвования» Гражданский кодекс должен рассматривать как мнимые сделки (ст. 170 ГК).
Стоимость билетов и акций МММ устанавливалась руководством компании (лично Мавроди) на основании так называемых «самокотировок»: цены покупки и продажи изменялись два раза в неделю, по вторникам и четвергам, причем вывешивались не только текущие, но и будущие, «предполагаемые» на две недели вперед цены («предполагаемые» - поскольку гарантировать рост нельзя было по закону). Эти цены печатались практически во всех газетах, объявлялись по радио и по ТВ (на правах рекламы). Обычно только росли (примерные темпы роста составляли 100% в месяц).
Следует отметить, что в соответствии с законом эмитент (АООТ «МММ») обязан был разместить весь проспект эмиссии на первичном рынке исключительно по номинальной стоимости (в данном случае в одну тысячу рублей), то есть повышать цены на свои собственные акции само акционерное общество не могло. Руководство МММ решило эту проблему просто. Весь проспект эмиссии был тут же продан по номиналу трем входящим в холдинг фирмам. А уже они занимались торговлей на вторичном рынке. Соответственно, по рыночным ценам. Трем, поскольку, по закону опять же, для приобретения свыше 35% акций требовалось специальное разрешение регулятора. Самокотировки, кстати сказать, действующим на тот момент законодательством запрещены также не были. Более того, такого понятия вообще тогда еще не существовало.
Находившиеся в обращении одновременно с билетами акции руководство компании активно превращало в ценные бумаги на предъявителя. Действовавшее на тот момент законодательство не предусматривало ограничения срока регистрации приобретаемых вкладчиком ценных бумаг. Этим и воспользовался Мавроди, предложивший вкладчикам не регистрировать покупку и продажу своих акций непосредственно при сделке. А отложить эту регистрацию, так сказать, на неопределенный срок. (Аргументировав это физической невозможностью регистрировать ежедневно десятки и сотни тысяч подобных сделок. Для этого надо фактически создавать новую структуру. Это все равно, что регистрировать каждую операцию с деньгами.) При этом было заявлено, что вкладчик вправе, конечно, потребовать формальной регистрации сделки и, соответственно, оформления акций на свое имя, и таковая регистрация будет по его требованию немедленно произведена. Но зарегистрированные акции компания выкупать назад не станет (по закону акционерное общество делать это не обязано). Отказавшись выкупать зарегистрированные акции, МММ разделило их тем самым на две группы: незарегистрированные (по сути, акции на предъявителя), которые можно было продать компании в любой момент по назначенному ею курсу, и менее ликвидные (а фактически, неликвидные вовсе) зарегистрированные (имеющие конкретных владельцев), подчиняющиеся законам рынка.
Впрочем, зарегистрированных акций было, судя по всему, крайне мало. Во всяком случае, на суде впоследствии они вообще не фигурировали. Ни у кого из потерпевших их на руках не оказалось.

Деньги считали комнатами

1 февраля 1994 года акции поступили в свободную продажу. Продавались они сначала по номиналу в одну тысячу рублей. Но далее дважды в неделю, по вторникам и четвергам (а 1 февраля был как раз вторник), цены менялись, и в среднем объявляемая компанией цена акции вырастала за месяц примерно вдвое.
За полгода работы (до 4 августа 1994 года — даты ареста Мавроди) цены выросли в 127 раз, а число вкладчиков компании, по разным данным, достигло от 10 до 15 миллионов человек. Деньги не успевали пересчитывать, и их считали на глазок, комнатами: «12 комнат… 15 комнат…» По разным оценкам в одной только Москве Мавроди зарабатывал тогда порядка 50 млн $ в день. Вплоть до ареста Мавроди акции МММ свободно покупались и продавались по объявленному курсу. Из-за этого Мавроди нельзя было обвинить в невыполнении своих обещаний - цена на акции МММ действительно росла, и их действительно можно было по этой цене купить и продать.
По воспоминаниям бывшего тогда вице-премьером и министром экономики Александра Шохина, на заседаниях правительства Черномырдин «матерился на силовиков, требуя хоть что-то сделать, пока все не лопнуло».
Комментарии Мавроди по этому поводу: «А чего материться? Отдал бы приказ, и все. А то: «сделайте!.. хоть что-то». А потом тебя же и крайним объявят. «Это не я, это они сами. Я такого приказа не отдавал». Как Горбачев в Вильнюсе альфовцев подставил. Дайте приказ! Письменный. Тогда и сделаем. Дураков к тому моменту уже не осталось. Грудью на амбразуру лезть никто не собирался. А приказа Черномырдин не отдавал. По вполне понятным причинам».
Позже Мавроди признается, что воспринимал к этому моменту Россию уже как пройденный этап, активно изучал американское законодательство (не препятствовавшее, по его мнению, созданию структур, аналогичных МММ), вел переговоры с американскими банками и брокерскими конторами и даже первым в России закупил суперкомпьютер Cray Research Super Server 6400 для анализа мировых фондовых рынков и управления своей будущей империей.

«Это вы ее развалили»

Первое серьезное столкновение с властями у МММ произошло еще в апреле, когда к центральному офису фирмы на Варшавке среди бела дня на глазах многотысячной очереди вкладчиков подкатили несколько автобусов СОБРа, и налоговые инспекторы в сопровождении спецназовцев в масках и с автоматами наизготовку прошли сквозь толпу и зашли внутрь офиса для того только, чтобы вручить управляющему уведомление о начале «плановой налоговой проверки». В ответ Мавроди пригрозил созвать всенародный референдум о доверии властям, пообещав, что необходимый для инициирования референдума миллион подписей он соберет «за неделю». При его миллионах вкладчиков угроза была более чем реальная. А с учетом экономической ситуации в стране исход такого референдума ни у кого практически абсолютно никаких сомнений не вызывал.
К тому же Мавроди и не скрывал, что собирается действовать именно «предельно жестко»: «А кто не будет брать — отключим воду. А кто не будет подписывать - не будем выкупать акции. Вот пусть власти у вас и выкупают. Которые вам так нравятся».
На следующий же день в прессе на правах рекламы появились две статьи Мавроди: «По тонкому льду» и «Объяснение в нелюбви». Последняя заканчивалась словами: «Власти не любят Леню Голубкова. А любит ли Леня Голубков эти самые власти? Об этом его никто не спрашивал. Пока». Власти объявили все происшедшее «недоразумением». Начавшуюся среди вкладчиков панику Мавроди быстро погасил, увеличив на некоторое время темпы роста цен своих акций и билетов.
Однако в середине июля 1994 года, после выступления президента Ельцина, в котором он заявил, «что Леня Голубков не купит себе дом в Париже», в большинстве СМИ стала разворачиваться широкая кампания против МММ. Формально подававшаяся как кампания оповещения вкладчиков об опасности, в самом МММ она рассматривалась безусловно как начало нового крупномасштабного наступления на фирму со стороны государства.
Вся эта придворная камарилья, всегда держащая нос по ветру и очень чутко реагирующая на подобные «сигналы», поняла все правильно и восприняла выступление хозяина просто как долгожданную отмашку и команду: «фас!»
По центральным каналам теперь показывали «анти-МММ»-ролики, часто выступали чиновники всех рангов, объяснявшие, что МММ это афера, и призывавшие людей немедленно забирать оттуда деньги. Кампания спровоцировала панику.
«Пусть кто-нибудь из чиновников заявит публично, что Сбербанк афера. Да от него завтра же ничего не останется! А про МММ это говорили беспрерывно на протяжении двух недель. По всем каналам и во всех СМИ. Все, на самом высшем уровне, вплоть до премьера и президента. А потом заявили: пирамида рухнула! Да не пирамида рухнула, а вы все развалили!»
Вячеслав Смирнов, фото из открытых источников, специально для tltgorod.ru

 
Просмотров: 16441

Мнение посетителей:




Функция комментирования временно недоступна...




1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34  35  36 37 38 39 40 41 42 43 44 45
X RAY CROSS



2009 - 2019 © Информационный портал "ТЛТгород.ру". 16+
Использование любых материалов сайта TLTgorod.ru допускается только со ссылкой на издание, с указанием названия сайта. При использовании любых материалов TLTgorod.ru в интернете обязательна гиперссылка (активная ссылка) на конкретную страницу сайта, с которой взята информация, размещенная не позже первого абзаца публикуемого материала.
Разработка сайтов в тольятти web-good.ru
Редакция   Посещаемость   Реклама   Сообщить об ошибке    
LiveInternet