ТЛТгород.ру - городской информационный портал Тольятти. Все новости города. 16+В марте портал посетило 204 544 человек, 1 417 985 просмотров. Реклама на сайте
  
Погода сегодня
+14°
главная новость Тольятти
74,605  нефть 86,11
€ 81,0882  золото 1202,1
БизнесНовостиВидеоФотоотчетыКриминалРасследованияТочка зренияОбъявленияРаботаКлубыАфишаКиноафишаеще

Происшествия

Уголовник напал на 84-летнюю пенсионерку в Отрадном
Возбуждено уголовное дело по факту преднамеренного ...
В Тольятти пьяный угнал автомобиль, но далеко не уехал
(фото) Иномарка сбила велосипедиста на Спортивной в Тольятти

Аренда




Журналистские расследования

Забытый Тольятти. Часть 19. Обломок мира


Михаил Васильевич Сонин. 1999 год

Михаил Васильевич Сонин. 1999 год

Авторский проект Сергея Мельника

 
Грешить, молиться и снова пускаться во все тяжкие – это по-нашему. Строить на обломках – тоже. Здорово, конечно, что у кого-то возникло желание возвести в Тольятти точную копию ставропольского Троицкого собора. Глядишь, и появится когда-нибудь. И наверное, это будет нечто вроде того самого покаяния, о котором заговорили лет двадцать назад – и снова забыли. Каяться, пожалуй, теперь уже и некому. Но кое-что из обломков «старого мира», который так вдохновенно рушили, чудом сохранилось.

Обломок мира

 
(Серия «Из жизни памятников»)
Помнится, 2 апреля 1999 года в экомузее «Наследие», расположенном в доме первых переселенцев Стариковых на Советской, 39, зазвонил колокол. Единственный из допотопно-ставропольских колоколов, дошедший до наших дней. Звонил пронзительно и мелодично. Когда-то этот небольшой, непривычно звучный для нашего уха зазвонный колокольчик был вторым, а то и третьим голосом в многоголосье, в стройном хоре колоколов звонницы Троицкого собора, окутывавшем город и окрестности по праздникам – говорят, гул стоял на весь уезд. Сегодня он первый и единственный. Воистину: «И последние станут первыми»...
84-летний в то время Михаил Федорович Сонин, подаривший колокол музею, во время церемонии передачи так увлекся ролью звонаря, что и не остановишь. Собравшиеся ставропольчане охотно погрузились в воспоминания об отрочестве. Мне же пригрезилась цитата из Хемингуэя: «И не думай, по ком звонит колокол...»
Колокол из Троицкого собора

Колокол из Троицкого собора

Ставрополь перед затоплением. Середина 1950-х

Ставрополь перед затоплением. Середина 1950-х

Вид на Ставрополь с колокольни собора

Вид на Ставрополь с колокольни собора

Троицкий собор

Троицкий собор

Все ненужное – на слом

Сотрудникам «Наследия» удалось выяснить, откуда есть пошел этот раритет – подсказало клеймо мастера. Оказалось, изготовили колокол в селе Пурех Нижегородской губернии, пожалованное когда-то князю Дмитрию Пожарскому за покорение Москвы. Там и расцвел колокольный промысел, постепенно вытеснив «с рынка» знаменитый валдайский. Считалось, что пурехские колокола ничуть не уступают валдайским по звучанию (тем не менее, были, видать, и в те времена свои хитрости: на колоколе написано, что изготовлен он в Валдае). Отлил колокол пурехский мастер Макар Яковлевич Трошин – представитель старейшей династии литейщиков, творивший в 60-70-е годы XIX века и передавший навыки ремесла сыновьям Федоту, Алексею и Михаилу (все трое со временем открыли собственные заведения). Сохранилась и дата изготовления – 1867 год.
Если вспомнить сюжет с отливкой царского колокола из «Андрея Рублева» Тарковского, легко представить, как ценились колокольные мастера, носители фамильных рецептов. Вот так, наверное, и Трошины. Музейщики установили, что изготовлен колокольчик из оловянистой бронзы: медь да олово. Сонин же настаивает, что в нем около 85 процентов серебра, остальное – медь. Так, во всяком случае, сказал ему однажды какой-то старичок. Да будь он хоть золотой – разве это предмет для спора? Не серебром драгоценен дар, а тем, что – единственный спасенный из того, старого мира, прах которого так хотели отряхнуть с наших ног. Из мира, который методично рушили до основанья.
В 30-е годы дошла очередь и до православных церквей: действующих в то время было около 50 тысяч. На колокольную бронзу взглянули «по-новому» – как на источник «цветнины» для индустриализации. Как на металлолом. Кто-то подсчитал, что медь, которая «пропадала» в 150 тысячах тонн колокольной бронзы, может обеспечить потребности советской промышленности аж на 3-4 года.
Старожилы вспоминают, как лихо в начале 1930-го снимали колокола и с наших ставропольских храмов – Троицкого собора и Успенской церкви.
- Снимали почему? – объяснял ставропольчанин Николай Назаров (один из авторов воспоминаний в переизданной к 275-летию города книге "Ставрополь на Волге  и его окрестности в воспоминаниях и документах"/ авт.-сост. В.А. Казакова, С.Г. Мельник. – Тольятти: Городской музейный комплекс «Наследие». – С.М.). – Новая власть не воспринимала религиозное мировоззрение, старалась воспитать людей в атеистическом духе. И снимали исходя из этой доктрины. И потом, коллективизация была, сохой уже поле не вспашешь – тогда и пришли первые тракторы «Фордзоны», а для их производства требовался металл. И вот 30 января 1930 года на ставропольском собрании («единогласно и единодушно», как записано в документах) проголосовали за то, чтобы снять с церквей колокола. А бронза и медь тогда ценились: по тем ценам каждый пуд бронзы стоил 20 рублей – в то время большие деньги. Мы тогда пацанами были, бегали смотреть вместе с родителями, как колокола падали. Особенно с Троицкого собора, главной городской звонницы. Этот колокол маленький, а самый большой весил четыреста пудов – представляете, как он бухал?..
Как бухал – не представляю. Представляю, как летел с 55-метровой высоты к подножию храма. Как раскололся, ударившись о землю. И как добивали потом кувалдами его и его собратьев.
 - И на лошадях возили на Черный Мыс (уже упомянутый в этой рубрике в публикации о чапанке. – С.М.), – продолжил повесть Михаил Федорович Сонин. – Хотели грузить на баржи, на металлолом. Но подул прижимной ветер, берег обвалило – и все это потом ушло под воду... 
Вот ведь как получилось: так ничего и не перепало от Ставрополя всеобщей индустриализации. Но этого никто не заметил: социализм продолжал широко шагать, переступая через все и вся, а уездный город пытался поспевать за ним, высоко «задрав штаны». Спустя несколько лет здешние церкви закрыли вовсе, а все имущество конфисковали. Дом отца Назарова, известного ставропольского мастера-скорняка, стоял рядом с артелью «Заря». Туда-то на грязной телеге и привезли ризы и прочую церковную утварь.
- Вызвали отца: «Шей тюбетейки», – вспоминал Николай Федорович. – Была такая мода в ту пору, особенно среди ребятишек: испанки носили с кисточками и тюбетейки. А красота этого церковного одеяния была просто неописуемая: бархат малиновый, зеленый, голубой, парча золотая, серебряная. Так вот, все это былое великолепие изрезали, пошили тюбетейки и продали в магазине.
До самих церквей добрались уже в 1950-е, привязав их кончину к переносу города. Говорят, Троицкий собор еще имел шанс выстоять. Поскольку плотину Куйбышевской ГЭС предполагалось соорудить гораздо выше, чем она сейчас – в районе Портгорода – собор хотели обетонить и превратить в маяк. Но планы изменились: было решено, что при новом раскладе храмы помешают советскому судоходству, и в 1955 году, когда завершали подготовку ложа под затопление, их приказали разобрать. Благо, дармовой силы было в достатке. На так называемую «летнюю церковь» пригнали бригаду женщин-заключенных Кунеевлага
- Но кладка была настолько прочная, – рассказывал председатель Общества ставропольчан Александр Крайненко, – что не тут-то было: кирпич крошится, а швы не разбиваются. Несколько месяцев ковыряли, еле-еле разобрали. Теперь требовалось разобрать аналогичную кладку основной, «зимней» церкви со звонницей, – но решили, что здесь могут быть жертвы: с этакой высоты будут срываться и разбиваться. Поэтому сначала тремя тракторами С-100 в несколько заходов сорвали шпиль с крестом. А затем уже, осенью 1955-го, церковь взорвали.
Александр Петрович, в то время студент гидротехникума, описывает, как вздрогнула от взрыва церковь, как окуталась розовым туманом кирпичной пыли – и судорожно осела.
- Мы все сидели на горе – смотрели, как взрывают, – добавила Нина Петровна Савкина.
- И конец Ставрополю пришел, – поставил точку Назаров.
Колокольня собора незадолго до сноса

Колокольня собора незадолго до сноса

31 мая 1955 г. Накануне взрыва

31 мая 1955 г. Накануне взрыва

Спаси и сохрани

 
Сонина отыскал и свел с «Наследием» краевед Степан Федорович Солдатов. Думал почерпнуть у него воспоминания для своей книги о Ставрополе, а наткнулся на клад. Разве не клад – последний из колоколов? Да и сам спаситель, если его разговорить, сущий кладезь: все-таки, жизнь прожита...
До того, как приобрел колокол, в городе жил он совсем недолго. Сонины из пензенских: уже при советской власти многодетная семья вместе с лошадью и коровой сбежала в наши края от малоземелья. Остановились в Васильевке, терпеливо ждали своей очереди на землю. В 1929-ом вступили (попробуй-ка не вступи!) в артель «Кустпром»: гнали смолу из сосновых пеньков, чтоб колеса смазывать, и уголь жгли для кузниц – звонкий, как чугун. Потом отца заставили отдать в артель лошадь и 18 пудов проса в придачу, с урожая же вернули 10. «Ну, это здесь не жизня будет», – решил отец, и ночью, заколотив дом и прихватив корову, удрали все девятеро на бывший кордон графа Орлова-Давыдова (где-то напротив бывшего магазина «Богатырь» на улице Баныкина), ставший при Советах кордоном лесхоза Кунеевского. Отец стал жечь тот же уголь да смолу гнать для лесхоза, а вар из смолы менять у красноармейцев на б/у сапоги и гимнастерки. Мишка, едва подрос, пошел учеником пчеловода: был здесь когда-то пчельник от самарского завода № 17.
Дом в Ставрополе купили как раз в 1930-ом, когда крушили колокола.
Спрашивается: что побудило Цыгана, как звали Сонина в детстве («черненький был»), прихватить эту штуковину из груды «металлолома»? Разумеется, не высшие идеалы. Так, мальчишеская шалость – ему в ту пору было пятнадцать, отроком был.
- Иду, смотрю – колокольчик маленький, взял его и ушел. Детство оно и есть детство. Раньше ведь, когда свадьба – колокольчики вешали. Думаю, кому-нибудь нужно будет, а колокола и нету – вот и берег. Для этого и пометил на колоколе: «М. Сонин», – объяснил Михаил Федорович.
Случись такое не в тридцатом, а немного позже, в разгар посадок «за колоски» и прочее "вредительство" – как пить дать, сочли бы его за этот колокольчик «врагом народа». Скажем, за срыв индустриализации (даже несмотря на то, что остальную колокольную бронзу пустили рыбам на корм). А в тридцатом сошло с рук. 
Правда, на свадьбу колокольчик попросили только однажды. А берег его Сонин 66 лет (а может, наоборот, колокол хозяина берег – кто знает?). И в 1933-ем, когда парткомы состязались, кто быстрей проведет посевную, и голод собрал свой богатый «урожай» по всему уезду. И в войну, которая тоже изрядно выкосила ставропольчан...
До войны Михаил Федорович был первым начальником городского ОСВОДа. Сам освоил науку спасения на водах и воспитал целую команду водолазов. На фронт их всех взяли в один день. Сонин сперва попал на Онежское озеро: держали оборону с финнами от Кольского полуострова до столицы Карелии. В 1943 году 31-му отдельному батальону морской пехоты, в котором он воевал, пришлось десантироваться на Петрозаводск. «Кто плавать не умеет, на дно пошел». Сонин умел и плавать, и бить супостата, за что и получил Красную Звезду. Затем освобождал Норвегию. Освободили – перебросили в Польшу. Потом... в Америку: получать ледоколы, построенные союзниками по советским чертежам. «Потому что флоты у нас разбитые были, а с Японией война вот-вот начнется». Сонин шел боцманом на вооруженном до зубов «Адмирале Макарове»: «По Северному морскому пути вели "транспорта" с продуктами – высосались за войну-то». День Победы отметил в Совгавани салютом из пушек. А уже во Владивостоке встретил свой 31-й батальон, переброшенный для войны с японцами.
31 мая 1955 г. В момент взрыва

31 мая 1955 г. В момент взрыва

31 мая 1955 г. После взрыва

31 мая 1955 г. После взрыва

Сонина поляна

 
Демобилизовался Михаил Сонин в 1946-ом. ОСВОД к тому времени ликвидировали, и пошел он в своей морской форме «искать счастья». Счастье ждало его на правом берегу Волги, в Отважном, ставшем уже в наши дни Жигулевском, – в лице треста «Ставропольнефть». В Жигулях открыли месторождение девонской нефти, и Сонину поручили отвести под буровые лес, отчужденный от заповедника. Предложили набрать лесников и самому рзрешили строиться. Он и колокольчик туда взял. В 1947-ом под охраной пригнали немцев – они и вырубили несколько кварталов леса. А кордон, обжитый Сониным, положил начало поселку нефтяников – Солнечной Поляне.
Так она называется уже полвека, даже больше. А между прочим, могла она быть и Сониной. Как назвать новое поселение, решали за пивом с трестовским начальством. «Поляна» пришла на ум сразу: где пять полян (Липовая, Барбашина, Крестовая, Бахиловская, Фрунзе), там и шесть. Тут-то кто-то и предложил назвать поляну Сониной, в честь основоположника. Но сошлись на Солнечной, тоже вроде не обидно. Зато, когда поселок отстроился и пришла пора давать имена улицам, уважил архитектор Михаила Федоровича – появилась в Солнечной Поляне Ставропольская улица. Она и сейчас там…
К слову, мало кто из тольяттинских, жигулевских, самарских и прочих владельцев дач в Солнечной Поляне знает, кто является основателем этого чудного места. Сам Сонин – до последних дней (а умер он за девяносто и, что называется, на своих ногах) не трубил во всеуслышанье о своей роли в истории. А мог бы, поскольку имеет полное право: не каждый может похвастаться тем, что является основателем целого поселения...
А потом и колокол потребовался. Отдал его Сонин местной школе – «звонить для перемены». Так и звонил ставропольский колокол для местной мелюзги, пока не добралась до школы цивилизация в виде электричества – все-таки ГЭС построили. Правда, то ли от усердия, то ли от разгильдяйства, потерял некогда цельный колокол язычок, пришлось взамен привязывать гайку.
Нависла было над реликвией и другая опасность: чуть не эмигрировала она. Друг сына Сонина – из немцев Поволжья, сосланных в войну в жигулевские дебри – собрался уезжать в Германию. Так уж хотел подарить ему старик «серебряную» вещицу, да тот не взял: «Слышал, на границе все советское отбирают…»
И слава Богу, что не взял. Верно, видать, говорят: где родился, там и пригодился. И Сонин даже рад, что колокол в итоге перекочевал с чердака его солнечно-полянского дома в тольяттинский музей: «Он же ставропольский».
Михаил Сонин в Солнечной поляне

Михаил Сонин в Солнечной поляне

Там чудеса

Надо сказать, сбереженный колокол Троицкого собора – не единственная реликвия, переданная Сониным тольяттинскому музею. Однажды подарил двухметровый бивень мамонта. «Около своего дома на обвале берега нашел. На чердаке хранил. Привез в музей: "Вот вам мамонтов зуб"». И все удивлялся: А ведь мамонтов сейчас на Севере разрывают. Вот такая штуковина... Значит, земной шар повернулся...»
И китель обещанный передал, со всеми орденами и медалями. И вечный календарь с изображением «Адмирала Макарова», подаренный капитаном ледокола «Красин», где боцманом служил сын Михаила Федоровича. В музее же теперь хранятся фотографии ставропольских ребят, которых Сонин учил до войны водолазному делу. Тоже ведь история... Только вот в Ставрополь из водолазов с войны вернулись двое – Сонин и Борис Мишушин, с которым дружили до самой его смерти.
- Жил он в Кунеевке. Работал водолазом на строительстве гидростанции. А когда Комзин построил плотину, взял Бориса с собой в Арабию, на реку Нил.
Словом, строить Асуанскую ГЭС в Египте. Рассказы друга об «Арабии» в свое время потрясли Сонина до глубины души. И до конца жизни он не мог уяснить, как, например, при раскопках на строительстве Асуанской плотины на 6-метровой глубине могли оказаться колпаки от электрических лампочек? Или громадная чугунная плита, площадью 10х10 метров и в полметра толщиной, которую даже поднять не смогли – пришлось взорвать.
- Где такую печку найти, чтобы ее вылить? Это же уму непостижимо, – восклицал Сонин. – А пирамиды! Камень монолитный, обтесанный, отшлифованный, как вот этот шкаф, – откуда его приволокли, если рядом гор нет? Значит, была у древних какая-то техника, развитая лучше, чем сейчас... А когда уже в наши дни пирамиды из зоны затопления надо было вывезти на возвышенное место – как реликвию, как памятник, – их пришлось разрезать, а у нас такой техники не было. Германия и Америка разрезали их на четыре равных части, а потом уже Советский Союз вывез эти части на возвышенное место и на крепкий цемент посадил, как они и были... А мы что сделали? На Рыбинском водохранилище, я сам видел, церкви из воды выступают – и кресты, и купола стоят залитые. Разбивали их – не разбили, так и оставили. А у нас вот, в Ставрополе, сломали, взорвали...
И никакого пафоса, никакого осуждения в голосе. Правда, по голосу чувствовалось: старика, жившего в этой стране дольше многих из нас, советские «чудеса» потрясли куда меньше древнеегипетских.
По всему видно было: по-христиански жил дед, хоть и говорил, что в Бога не верует. В Васильевке еще «в церкву» ходил, а в Ставрополе уже нет. И от Библии, предложенной при передаче «Макарова» американцами, отказался наотрез (некоторые взяли, а он английского не знал).
- Но вера какая-то должна быть, – рассуждал Михаил Федорович. И вспоминал, как прежде чем везти колокольчик в музей, решил дописать на нем: «1930 год». Только ударил молоточком по зубильцу – лампочка над головой перегорела, да так, что осколки стекла врассыпную. – Вот как объяснить?
Не знаю. Знаю только, что он спас и сохранил. И что не разверзлась земля под теми, кто приговорил к смерти колокола.
© Мельник Сергей Георгиевич
Фотографии С. Мельника и О. Капитонова, из личного архива автора
14 июня 2012 г. 
Просмотров: 51351
часть 1 авторский проект сергея мельника | часть 2 проект сергея мельника | часть 3 авторский проект сергея мельника | часть 4 авторский проект сергея мельника | часть 5 авторский проект сергея мельника | часть 6 авторский проект сергея мельника | часть 7 авторский проект сергея мельника | часть 8 авторский проект сергея мельника | часть 9 след передвижника | часть 10 ставропольская заутреня | часть 11 последний реформатор | часть 12 кузница октября | часть 13 курорт для музы | часть 14 местный первогерой баныкин | часть 15 погибель «орла» ингельберга | часть 16 беспощадный царь | часть 17 жигулевский горец | часть 18 пир на пепелище | часть 19 обломок мира | часть 20 это нужно не мертвым | часть 21 тринадцать невинных героев | часть 22 кирпичи коммунизма | часть 23 великий зодчий и карьеристы | часть 24 от лукавого | часть 25 с тольятти на «ты» | часть 26 автоваз – дитя авантюры | часть 27 «копейка» ваз сбережет | часть 28 "вертикаль" каданникова | часть 29 завещание строительного бога | часть 30 амбразура мурысева | часть 31 непотопляемый березовский | часть 32 полный откат! | часть 33 черный список | часть 34 каменный сад | часть 35 конь масти «металлик» | часть 36 юбилею gm-автоваз посвящается | часть 37 помни о спиде как частный случай memento mori | часть 38 чистое ремесло левицкого | часть 39 жизнь с протянутой рукой | часть 40 битва с «апостолом» | часть 41 от «паккарда» сталина до «жигулей» | часть 42 инаколюбие | часть 43 темницы рухнут, и… | часть 44 а завтра его не стало | часть 45 не ржавеет в душе бронепоезд | часть 46 призрак вандализма | часть 47 воздержание власти | часть 48 кресты и звезды на обочине | часть 49 кисельный берег | часть 50 здравствуй, инфекция! | часть 51 пять соток xxi века | часть 52 как варяги брали город | часть 53 антология страха | часть 54 последний из ставропольчан | часть 55 последний из ставропольчан (окончание) | часть 56 мир грёз рафа сардарова | часть 57 пионерский троллейбус | часть 58 материте, но не убивайте! | часть 59 портпосёлок преткновения | часть 60 письма дышат войной | часть 61 ловля комет оптом и в розницу | часть 62 "меня всегда манила тайна смерти" | часть 63 старше женского праздника | часть 64 меняю тольятти на тоталитарную секту | часть 65 олег хромушин: "моя "сталинская" академия" | часть 66 "все свиньи равны" по-тольяттински | часть 67 ноу-хау тольяттинского инженера мухина | часть 68 андрей эшпай: запомните – я был на передовой | часть 69 как в тольятти «сдали» жданова | часть 70 эпицентр, или что известно «экстремистам» | часть 71 эпицентр-2: тольятти примет удар первым | часть 72 наш прогрессирующий паралич – самый-самый | часть 73 генерал из волжского ставрополя | часть 74 борковский комдив | часть 75 обыкновенный садизм | часть 76 румянец терроризма | часть 77 чужая земля | часть 78 быть бы живу | часть 79 никогда так не врут, как перед выборами | часть 80 никогда так не врут, как перед выборами (окончание) | часть 81 русская ветвь | часть 82 благодаря и вопреки | часть 83 изгнанник века | часть 84 эта странная смерть | часть 85 неизвестная гэс в жигулях начало | часть 86 неизвестная гэс в жигулях (окончание) | часть 87 тольяттинский курчатов | часть 88 первый антиглобалист | часть 89 рождённый для оттепели начало | часть 90 рождённый для оттепели окончание | часть 91 бреющий полёт автоваза над долговой ямой | часть 92 тольятти – город прожектёров и авантюристов начало | часть 93 тольятти – город прожектёров и авантюристов продолжение | часть 94 тольятти – город прожектёров и авантюристов окончание | часть 95 тольятти на перепутье: заметки наблюдателя | часть 96 александр зибарев: за и против | часть 97 пьеса для трубы ваз на сером фоне российской обыденности | часть 98 город, ваз и время «белого нала» | часть 99 а ясинский: город, ваз и время «белого нала» окончание | часть 100 сошедшие со звезды | часть 101 предпоследний приют | часть 102 "сказание о земле сибирской" судьба прототипа | часть 103 иван, помнящий родство | часть 104 кто сказал, что война позади? | часть 105 посланец стройки коммунизма | часть 106 медаль рожденному в тольятти | часть 107 девочка в шлеме | часть 108 война и мир васи жилина | часть 109 огонь на поражение в тольятти по-прежнему убивают | часть 110 у каждого мгновенья свой акцент | часть 111 песня о гоголе | часть 112 гуси и лебеди | часть 113 акопов в ответе за все | часть 114 аксаковский уголок | часть 115 весть о без вести пропавшей | часть 116 гость случайный | часть 117 китайская грамота без иероглифов
вернуться назад

Мнение посетителей:




Функция комментирования временно недоступна...




1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34  35  36 37 38 39 40 41 42 43 44 45
Lada_mar20



2009 - 2020 © Информационный портал "ТЛТгород.ру". 16+
Использование любых материалов сайта TLTgorod.ru допускается только со ссылкой на издание, с указанием названия сайта. При использовании любых материалов TLTgorod.ru в интернете обязательна гиперссылка (активная ссылка) на конкретную страницу сайта, с которой взята информация, размещенная не позже первого абзаца публикуемого материала.
Разработка сайтов в тольятти web-good.ru
Редакция   Посещаемость   Реклама   Сообщить об ошибке    
LiveInternet