ТЛТгород.ру - городской информационный портал Тольятти. Все новости города. 16+В августе портал посетило 95 220 человек, 1 075 495 просмотров. Реклама на сайте
  
Погода сегодня
+10°
главная новость Тольятти
63,8487  нефть 86,11
€ 70,5975  золото 1202,1
БизнесНовостиВидеоФотоотчетыКриминалРасследованияТочка зренияОбъявленияРаботаКлубыАфишаКиноафишаеще

Происшествия

В Самаре и-за короткого замыкания эвакуировали целую школу
(фото) В Самарской области завершилась проверка сил МЧС ...
(фото) На трассе Сызрань – Саратов от столкновения с фурой ...
В Самарской области из закрытого авто пропали аккумулятор и ...

Усадьба




Журналистские расследования

Забытый Тольятти. Часть 20. Это нужно не мертвым


Часовня у входа на ставропольское кладбище. 1930-е гг.

Часовня у входа на ставропольское кладбище. 1930-е гг.

Авторский проект Сергея Мельника

 
Наверное, все же неправильно, что перенос захоронений со старого ставропольского погоста в Портпоселке, начатый в 1999 году, свернули. Возможно, стоит вернуться к этому акту запоздалого покаяния, что бы ни говорили об этом скептики. И, пожалуй, нужно поставить -таки на месте бывшего кладбища – рядом с памятником Татищеву, стелой Баныкина и мемориальными плитами – большой крест в память о ставропольчанах…
 

Это нужно не мертвым

 
(Серия «Из жизни памятников»)
Идеи витают в воздухе. Души мертвых возносятся на небеса. Если же тела не захоронены по-людски – души становятся неприкаянными. И от этого плохо всем.
Трудно представить, сколько их мечется, не находя себе места, над срытым почти полвека назад ставропольским кладбищем. Должно быть, много. Словно души погибших моряков, они чайками снуют над городским пляжем. Ласточками ныряют в песчаные норы на склоне обрыва. Жуками-могильщиками прячутся в глазницах черепов давно ушедших ставропольчан, вымытых волжским прибоем, паводками и талыми водами. Слезами росы выступают на фигуре конного Татищева, на плитах и стеле, призванных прикрыть собой стыд былого вандализма.
Где-то среди них – душа самого Баныкина, первого председателя ставропольского исполкома, из которого местная советская власть десятилетиями ваяла культовую фигуру, но так и не удосужилась по-человечески перезахоронить. Где-то и душа Ингельберга, также захороненного на этом кладбище… 
Это наша беда. А им, душам, в общем-то неважно, кто обрек их на вечные странствия. Чья это ошибка. Чье недомыслие. Чей произвол.
Мемориальный комплекс в Портпосёлке

Мемориальный комплекс в Портпосёлке

Иные города построены на костях. Северодвинск, Норильск, Воркута, Магадан, Тайшет... И Петербург с его Исаакием и Медным Всадником. Да и вся современная цивилизация зиждется на останках предшественников. То, что стихия не успела стереть с лица земли ледником, присыпать пеплом или песками, люди закатали в асфальт и замостили брусчаткой. И мы, выходит, со своим кладбищем здесь не исключение. Но при этом одни вспоминают о минувшем с сожалением: им не по себе, что не всех перезахоронили. Другие – без трепета и сомнений, как о само собой разумеющемся: партия сказала «надо». Ну, а третьи – с сожалением, трепетом, но присущим нам, сегодняшним, рационализмом: раз уж так получилось, зачем ворошить прах…
Вид из кладбищенской сирени. Фото 13.05.2012

Вид из кладбищенской сирени. Фото 13.05.2012

«Я отвечал за все это»

На вопрос: кто виноват, что со ставропольским кладбищем обошлись так не по-людски? - ответит любой. «Да время было такое!» – эту дежурную фразу я слышал сотни раз. И получается, спросить-то не с кого: время за лацкан пиджака не возьмешь, на чистую воду не выведешь.
Кладбище было за северной околицей ушедшего на дно Ставрополя. Когда ложе будущего водохранилища стали готовить к заполнению в канун переноса города, 13 ноября 1953 года Ставропольский исполком принял решение об отводе места под новое городское кладбище, ныне известное как «Баныкинское» (а тогда – просто Васильевский поворот). 22 марта 1954 года старое кладбище закрыли для захоронений.
Николай Бурухин (упомянутый мной в одном из очерков в рамках проекта «Улицы памяти». – С.М.), присланный в Ставрополь от областного комсомола и служивший в то время заместителем председателя горисполкома, утверждал, что часть вины за то, что кладбище не было перенесено полностью и брошено на произвол стихий, лежит на проектировщиках. Не смогли, мол, проектировщики Куйбышевгидростоя точно определить глубину захоронений в зыбучих ставропольских песках (ограничились, по словам Бурухина, 8 метрами), к тому же ошиблись при определении границ захоронений. Потому и срыли вековой погост только по верхам.
Проектировщики – да, не рассчитали. Но свежие-то могилы? Почему не все ставропольчане перенесли кости своих стариков на новое место?
Как вспоминают старожилы, по решению горисполкома на перенос семейных захоронений им дали чуть больше трех месяцев. Одновременно торопили с переносом домов – люди спешили перебраться с поймы на гору и хоть как-то обжиться на новом месте. А когда обустроились, позаботиться об отеческих гробах было слишком поздно: как только отпущенный срок истек, кладбище оккупировали экскаваторы, бульдозеры и специально укомплектованные бригады коммунальщиков. Сгребли кресты, надгробия и оградки…
По словам Бурухина, проектировщики ошиблись в проекте при определении границ кладбища. «Поэтому, когда начал срабатывать берег, какие-то захоронения оказались за пределами проекта. Гробы стало вымывать. Это может и сейчас еще повториться. А что касается переноса – у нас не было данных, что кто-то не успел или не захотел перенести. Я не помню, чтобы были какие-то жалобы, возмущения. Не было. Все были оповещены, все знали. Нас подпирало время: вот-вот начнется затопление» - говорит Бурухин.
На самом же деле, с момента закрытия кладбища до установленного постановлением правительством срока, к которому планировалось завершить перенос города, оставалось более полутора лет. Многие бы перенесли, если б не понукала спешившая поставить галочку советская власть.
Николай Бурухин, 1999 год

Николай Бурухин, 1999 год

Елена Налётова

Елена Налётова

- Поэтому когда вышел срок, установленный исполкомом – мы уже не разбирались: Ванька, Гришка, коммунист, беспартийный, верующий, неверующий – вон, в братскую могилу…
Логика чудовищная: не вписался в отведенный властями срок – твоя боль на всю жизнь. А на пути бульдозеров в то время никто не ложился.
«При переносе встречались достаточно интересные склепы, где были захоронены купцы, – вспоминал Бурухин. – Поднимаем мы захоронение. Если купец – обычно в лакированных либо сапогах, либо штиблетах, хорошо одет. Но были и склепы, где хоронились революционеры. Эти отличались кожанками. Но я вам скажу, что с течением времени хоть купца, хоть революционера тронь – все сразу порушится. Все кости складывали в ящики и перевозили в братские могилы, которые организовали на новом кладбище… Я руководил и отвечал за все это...»
Для погребенных когда-то на ставропольском кладбище «борцов за народное счастье», на примерах которых в Тольятти воспитывали юных строителей коммунизма, – Баныкина и Ингельберга, – исключения не сделали. Кто о них вспомнил, о былых героях, в пылу новых битв? «Может, даже с исторической точки зрения не перенесли, как памятник оставили», – вроде как оправдывался Бурухин.
Что уж говорить о тех, кого в ту пору вовсе не считали за людей: около трехсот захоронений заключенных Кунеевлага, расположенных неподалеку от основного кладбища, так и ушли в «подводный мир».
Заодно срыли и часовенку, построенную еще в 1881 году в память об убитом террористами императоре Александре II, средства на постройку которой ставропольчане когда-то собирали всем миром..
Раскопки на Ставропольском погосте, начало 2000-х

Раскопки на Ставропольском погосте, начало 2000-х

Первое перезахоронение, 1999 год

Первое перезахоронение, 1999 год

Новоселье советских чаек

«И вот вся эта земля, исхоженная поколениями, навеки канула, ушла в подводный мир. Разлилось море... Белокрылые чайки, настоящие, морские, кружат в воздушном хороводе на празднике новоселья», – так писал о торжестве человеческого «гения», победившего природу, один из главных создателей рукотворного моря, начальник Куйбышевгидростроя Иван Комзин («Это и есть счастье», 1959 г.).
Нет, не зря его называли жигулевским мечтателем. Разве сравнить эти строки с чеховской «Чайкой» и ее наивными исканиями не нюхавшей пороху интеллигенции. Куда до них горьковской «Песне о буревестнике» с ее мечущимися перед бурей безмозглыми пернатыми, обделенными Творцом способностью наслаждаться «битвой жизни». В финале советской пьесы образца середины прошлого века птицы словно прошли краткий курс ВКП(б) – потеряв обжитые места, на которых гнездились из поколения в поколение, они «празднуют» вместе с людьми, потерявшими малую родину...
Если поверие верно – если чайки в самом деле души умерших моряков, – долго им, беднягам, пришлось скитаться неприкаянными. И полуголодными: «рыбы вчетверо больше, чем в Ильменском, Онежском и Ладожском озерах, вместе взятых», обещанной советскими учеными, в Куйбышевском водохранилище так и не появилось...
Люди, конечно, как-то «угнездились», обустроились. Но у многих остался камень на сердце.
Ставропольчанин Николай Назаров ссылка на предыдущий материал до конца дней не забыл эту историю:
- Многим не до кладбищ было тогда. Люди кинулись переносить свои дома, потому что на это давали деньги, пиломатериалы – но плотников не было. Узнав, что город переносится, калымщики понаехали со всех концов. Деньги давали и на перенос самого кладбища, но тогда было не до этого. И когда срок подошел, кладбище начали срывать. До определенной отметки разровняли, а все, что осталось выше, не стали трогать. Сняли только надгробные знаки, убрали все памятники - а холмы так и остались. Ни крестов, ни памятников там, только могильные холмы и сирень. Считалось, что все перенесли. А потом вода начала берег подмывать и там образовался обрыв. Кости лежали в овраге… Между прочим, все села – Борковка, Никольское, Подстепки – были в зоне затопления, стояли на берегу луговой поймы. Там вообще никто ничего не переносил, никто пальцем не пошевелил. И потом в шлюзах вылавливали гробы...
Барельеф Баныкина тоже не уберегли. Фото 13.05.2012

Барельеф Баныкина тоже не уберегли. Фото 13.05.2012

По воспоминаниям Николая Федоровича, на дне водохранилища покоится и мусульманское кладбище, находившееся неподалеку от Ставрополя – в сосновом бору на Западных песках. И уже упомянутые могилы заключенных. И погост при церкви – вернее то, что осталось от него к середине безбожных 50-х.
- Очень богатое захоронение было при Троицком соборе. Там, прямо за оградой, располагалось 6 или 7 надгробий: священников или просто богатых людей, которые при жизни щедро жертвовали на храм. Помню, еще пацанами мы бегали в школу и все старались от мраморных памятников отколупнуть кусочки. Прекрасные были памятники – из красного мрамора, из черного полированного...
Куда все это делось – он не знал. Зато знал немного историю ставропольских кладбищ. И что история повторяется.
- На самом деле, в старом Ставрополе было несколько кладбищ. В историческом справочнике «Ставрополь и его храмы» конца прошлого века написано прямо: в полуверсте от Успенской церкви находилось кладбище. Потом, уже в советское время на его месте стояли дома, склады, маслобойка. Мы жили на Базарной улице рядом с артелью «Заря», и когда этот дом покупали, заведующий строительным отделом райисполкома Константин Иванович Еренков говорил, что на этом месте было кладбище. Часть его снесла Волга в одно из половодий. И действительно, когда на нашей улице погреба копали, находили человеческие останки. А основное кладбище было это, на горе...

Мир праху

 

Было… Зная нрав Волги, православные ставропольчане более ста лет, предшествующих великим преобразованиям, хоронили своих умерших на горе, дабы не искушать судьбу. И кто ж знал, что в районе Ставрополя решат построить гидростанцию и «рукотворное море» раскинется столь широко? Кто думал, что последнему ставропольскому кладбищу уготована та же печальная планида, что и его предшественникам? И что в сирени, скрывающей могилы, тольяттинцы, съехавшиеся со всего света на великие стройки и знающие о Ставрополе не больше, чем о Китеже, будут загорать и пить горькую?
- Памятник Татищеву там поставили – прекрасный памятник, – соглашался Николай Назаров. – Но неужели нельзя там поставить большой крест, и чтоб люди прочитали, что здесь захоронение ставропольчан – тех, кто обосновал город. Я писал об этом. Но в ответ ни звука, никто никак не отреагировал…
Не только Назаров – многие ставропольчане хотели снять камень с души. Идея хоть как-то загладить это безобразное «родимое пятно», связанное со вторым рождением города, как говорится, давно витала в воздухе. Но десятилетиями дальше сожалений по этому поводу дело не доходило. А 1999 году идею «приземлили».
Елена Налётова, в то время руководитель службы охраны и использования памятников истории и культуры города Тольятти, инициатор идеи перезахоронения, рассказывала:
- О том, что в том месте творится безобразие, я знала давно. Не раз слышала сожаление о том, что остались не перенесенными останки – особенно тех, кто захоронен давно или умер здесь в эвакуации. Они-то в чем виноваты?.. Я предложила сделать хоть что-то еще в прошлом году, но только сейчас люди повернулись как-то совсем по-другому. Недавно в Москве я работала в Центре археологических исследований столицы, познакомилась с его генеральным директором Александром Векслером. Он рассказал о раскопках на Манежной площади. О том, как археологи нашли там 600 захоронений. Провели все нужные исследования – археологические, антропологические – убедились, что здесь захоронены монахи православного монастыря XIV века. Связались с Патриархом Алексием, тот выделил место на погосте одного из монастырей. Построили саркофаг, отпели по всей процедуре православия и водрузили крест. И сейчас там мемориал. Я вспомнила про наше кладбище, и он посоветовал перезахоронить по такой же схеме...
Связавшись с музеем археологии Поволжья в Самаре, Елена Леонидовна узнала, как действовать: сначала провести историко-архивные исследования, затем пригласить археологов, которые сделают обмер и разведочные раскопки на месте. «А если подключим подводную археологию, то, возможно, разберемся и с подводной частью кладбища. И с самим затопленным городом: это ведь настоящий памятник архитектуры. Хотя самарские археологи с подобными вещами еще не сталкивались (им привычнее работать с объектами трехтысячелетней давности), но они как-то прониклись. Древности – это хорошо, но прежде всего мы должны оставаться людьми, свой долг выполнить. Ведь эти захоронения – на памяти еще живущих поколений», – настаивала Налётова. И очень надеялась, что «город пойдет на это».
Где был город, раскинулось море. 1950-е годы

Где был город, раскинулось море. 1950-е годы

При раскопках было обнаружено немало ценного

При раскопках было обнаружено немало ценного

На Ставропольском погосте был похоронен отставной офицер

На Ставропольском погосте был похоронен отставной офицер

Поклон отеческим гробам

 

27 июля 1999 года по инициативе Елены Налетовой и с благословения Ставропольского благочиния был подписан договор между мэрией Тольятти с Самарским педуниверситетом о проведении археологических «охранно-спасательных работ», как они именовались в документах. Работы по перезахоронению останков ставропольчан начались летом того же 1999 года. А уже в октябре в братской могиле на Баныкинском кладбище были перезахоронены и отпеты по православному обряду останки 47 жителей допо­топного Ставрополя, извлеченные археологами из обезображенного в пылу «великих свершений» ставропольского погоста.
Продолжились работы и на следующий год. Все, кто бывал у памятника Татищеву, могли наблюдать, как внизу, под парапетом, на дне котлована студенты-историки и желающие попробовать себя в этом необычном деле подро­стки под руководством миловидной женщины – научного сотрудника археологичес­кой лаборатории Самарского педуниверситета Надежды Овчинниковой – бережно освобождают от земли истлевшие «отеческие гробы». Слой грунта был заблаговременно снят экскаваторами, предоставленными ДЖКХ, – на археологах же лежала самая тонкая, самая кропотливая работа.
По словам Надежды Овчинниковой, для ученых раскопки Ставропольского некрополя представляют большую ценность. Всерьез заинтересовались ими и специалисты Эрмитажа. За время раскопок археологами, буквально сдувавшими пылинки с каждой находки, было сделано немало открытий, серьезно изменивших представления о жизни и быте не столь далеких предков. Парадокс, но это действительно так: об эпохе наших дедов и прадедов, живших в небольшом и самодостаточном волжском Ставрополе, мы знаем даже меньше, чем о бронзовом и каменном веке.
В 1999-2001 годах со ставропольского погоста было перезахоронено 616 останков (если сравнить с численностью населения, это примерно каждый десятый житель Ставрополя конца ХIХ – начала ХХ века). К 2008 году, когда археологи отметили десятилетие с начала работ по проекту «Ставропольский некрополь», из зоны разрушения и берегоукрепления были перенесены останки 1449 человек.
Но истинные масштабы работ, как утверждали археологи, гораздо больше: по оценкам специалистов, не перенесенные захоронения занимали при­мерно 10 тысяч квадратных метров. А значит, на перенос кладбища по всем правилам потребуется еще несколько лет.
Тем временем городские власти не спешат «продлять контракт»…
Кто знает, сколько еще могил осталось за заросшем кладбищенской сиренью участке «ниже Татищева и Баныкина» и под плитами мемориального комплекса...
Права Елена Налетова: «Война не кончается, пока не похоронен последний солдат. В принципе, может, у нас и перенос города еще не закончился – пока не перенесли всех».
А еще, есть нечто мистическое в том, что единственный покойник, имя и детали земной жизни которого самарским ученым удалось установить достоверно, оказался отставным морским офицером. Думал ли он, доживая остаток дней в «калмыцкой степи», что после смерти вновь свидится с морем? При таких обстоятельствах…
© Мельник Сергей Георгиевич
Фотографии С. Мельника, О. Капитонова, Е. Кочевой, личного архива автора, архива TLTgorod
17 июня 2012 г.
 
 
Просмотров: 49968
часть 1 авторский проект сергея мельника | часть 2 проект сергея мельника | часть 3 авторский проект сергея мельника | часть 4 авторский проект сергея мельника | часть 5 авторский проект сергея мельника | часть 6 авторский проект сергея мельника | часть 7 авторский проект сергея мельника | часть 8 авторский проект сергея мельника | часть 9 след передвижника | часть 10 ставропольская заутреня | часть 11 последний реформатор | часть 12 кузница октября | часть 13 курорт для музы | часть 14 местный первогерой баныкин | часть 15 погибель «орла» ингельберга | часть 16 беспощадный царь | часть 17 жигулевский горец | часть 18 пир на пепелище | часть 19 обломок мира | часть 20 это нужно не мертвым | часть 21 тринадцать невинных героев | часть 22 кирпичи коммунизма | часть 23 великий зодчий и карьеристы | часть 24 от лукавого | часть 25 с тольятти на «ты» | часть 26 автоваз – дитя авантюры | часть 27 «копейка» ваз сбережет | часть 28 "вертикаль" каданникова | часть 29 завещание строительного бога | часть 30 амбразура мурысева | часть 31 непотопляемый березовский | часть 32 полный откат! | часть 33 черный список | часть 34 каменный сад | часть 35 конь масти «металлик» | часть 36 юбилею gm-автоваз посвящается | часть 37 помни о спиде как частный случай memento mori | часть 38 чистое ремесло левицкого | часть 39 жизнь с протянутой рукой | часть 40 битва с «апостолом» | часть 41 от «паккарда» сталина до «жигулей» | часть 42 инаколюбие | часть 43 темницы рухнут, и… | часть 44 а завтра его не стало | часть 45 не ржавеет в душе бронепоезд | часть 46 призрак вандализма | часть 47 воздержание власти | часть 48 кресты и звезды на обочине | часть 49 кисельный берег | часть 50 здравствуй, инфекция! | часть 51 пять соток xxi века | часть 52 как варяги брали город | часть 53 антология страха | часть 54 последний из ставропольчан | часть 55 последний из ставропольчан (окончание) | часть 56 мир грёз рафа сардарова | часть 57 пионерский троллейбус | часть 58 материте, но не убивайте! | часть 59 портпосёлок преткновения | часть 60 письма дышат войной | часть 61 ловля комет оптом и в розницу | часть 62 "меня всегда манила тайна смерти" | часть 63 старше женского праздника | часть 64 меняю тольятти на тоталитарную секту | часть 65 олег хромушин: "моя "сталинская" академия" | часть 66 "все свиньи равны" по-тольяттински | часть 67 ноу-хау тольяттинского инженера мухина | часть 68 андрей эшпай: запомните – я был на передовой | часть 69 как в тольятти «сдали» жданова | часть 70 эпицентр, или что известно «экстремистам» | часть 71 эпицентр-2: тольятти примет удар первым | часть 72 наш прогрессирующий паралич – самый-самый | часть 73 генерал из волжского ставрополя | часть 74 борковский комдив | часть 75 обыкновенный садизм | часть 76 румянец терроризма | часть 77 чужая земля | часть 78 быть бы живу | часть 79 никогда так не врут, как перед выборами | часть 80 никогда так не врут, как перед выборами (окончание) | часть 81 русская ветвь | часть 82 благодаря и вопреки | часть 83 изгнанник века | часть 84 эта странная смерть | часть 85 неизвестная гэс в жигулях начало | часть 86 неизвестная гэс в жигулях (окончание) | часть 87 тольяттинский курчатов | часть 88 первый антиглобалист | часть 89 рождённый для оттепели начало | часть 90 рождённый для оттепели окончание | часть 91 бреющий полёт автоваза над долговой ямой | часть 92 тольятти – город прожектёров и авантюристов начало | часть 93 тольятти – город прожектёров и авантюристов продолжение | часть 94 тольятти – город прожектёров и авантюристов окончание | часть 95 тольятти на перепутье: заметки наблюдателя | часть 96 александр зибарев: за и против | часть 97 пьеса для трубы ваз на сером фоне российской обыденности | часть 98 город, ваз и время «белого нала» | часть 99 а ясинский: город, ваз и время «белого нала» окончание | часть 100 сошедшие со звезды | часть 101 предпоследний приют | часть 102 "сказание о земле сибирской" судьба прототипа | часть 103 иван, помнящий родство | часть 104 кто сказал, что война позади? | часть 105 посланец стройки коммунизма | часть 106 медаль рожденному в тольятти | часть 107 девочка в шлеме | часть 108 война и мир васи жилина | часть 109 огонь на поражение в тольятти по-прежнему убивают | часть 110 у каждого мгновенья свой акцент | часть 111 песня о гоголе | часть 112 гуси и лебеди | часть 113 акопов в ответе за все | часть 114 аксаковский уголок | часть 115 весть о без вести пропавшей | часть 116 гость случайный | часть 117 китайская грамота без иероглифов
вернуться назад

Мнение посетителей:




Функция комментирования временно недоступна...




1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34  35  36 37 38 39 40 41 42 43 44 45
X RAY CROSS



2009 - 2019 © Информационный портал "ТЛТгород.ру". 16+
Использование любых материалов сайта TLTgorod.ru допускается только со ссылкой на издание, с указанием названия сайта. При использовании любых материалов TLTgorod.ru в интернете обязательна гиперссылка (активная ссылка) на конкретную страницу сайта, с которой взята информация, размещенная не позже первого абзаца публикуемого материала.
Разработка сайтов в тольятти web-good.ru
Редакция   Посещаемость   Реклама   Сообщить об ошибке    
LiveInternet