ТЛТгород.ру - городской информационный портал Тольятти. Все новости города. 16+В августе портал посетило 95 220 человек, 1 075 495 просмотров. Реклама на сайте
  
Погода сегодня
+13°
главная новость Тольятти
63,7606  нефть 86,11
€ 71,1696  золото 1202,1
БизнесНовостиВидеоФотоотчетыКриминалРасследованияТочка зренияОбъявленияРаботаКлубыАфишаКиноафишаеще

Происшествия

(фото) «Санг Йонг» улетел в кювет, столкнувшись с «Шевроле» ...
Чапаевцем, купившим у тольяттинца орден "Знак почета", ...
В Самаре предпринимателя обвиняют в мошенничестве с ...
В деле полковника Сазонова появился секретный девайс

Усадьба




Журналистские расследования

Забытый Тольятти. Часть 51. Пять соток XXI века


Дом Старикова – наследие Ставрополя

Дом Старикова – наследие Ставрополя

Авторский проект Сергея Мельника

 

У тольяттинцев, похоже, скоро совсем не останется прошлого. Нам грозит только туманное будущее, о котором взахлёб трубят на всех форумах. После новейшей истории с увольнением Натальи Дроздовой, которая по своему цинизму затмила даже слегка подзабытую тему избавления прежней власти от директора ТКМ Елены Налетовой, Тольятти просто ждёт слава самого культурно-продвинутого города России. Да что там, планеты Земля! Медные трубы впору чистить уже сейчас…
Тем временем появляются новые сводки с фронтов. Под угрозой судьба еще одного памятника – дома первого переселенца Старикова на Советской, 39. Приобретенный 15 лет назад городом по распоряжению мэра Сергея Жилкина для музейного комплекса «Наследие», малюсенький домик при последующих градоначальниках стал воистину «золотой избушкой» (см. здесь и здесь) для тех, кто собаку съел на «освоении» средств, выделяемых муниципальным учреждениям культуры. «МУК» – так вроде звучит это в современных чиновничьих бумагах. «Бедный маленький Мук» – так, кажется, в классике...
Им дела нет, что «для ставропольчан переживания по поводу исчезнувшего города-предшественника являются болевым моментом истории», как отметил однажды на презентации проекта развития музея крупный самарский архитектор Сергей Малахов. «Я не хотел бы заниматься спекуляциями по поводу чувств людей, но мне кажется – в начале нового тысячелетия чрезвычайно важно, чтобы мы не только занимались коммерцией, но и думали, как будем чувствовать себя с точки зрения культуры»...
В.А. Казакова с книгой-победителем

В.А. Казакова с книгой-победителем

Награждение на Всероссийском конкурсе, 13 марта 2006 г.

Награждение на Всероссийском конкурсе, 13 марта 2006 г.

О том, в каких муках и надеждах рождался «маленький МУК», сумевший сделать немало больших дел (чего стоит одна книга "Ставрополь на Волге и его окрестности в воспоминаниях и документах", выдержавшая два издания), я писал в свое время. 
 

Пять соток XXI века

Мало кто знает, что в Тольятти за­регистрирован новый музей. Точ­нее целый музейный комплекс, по­лучивший претенциозное для веч­но молодящегося города имя – «Наследие». Его появление еще не обмыто на пышной презентации, да и сам он не выделяется пока ничем, кроме скромной таблички на фасаде. Правда, слово «наследие» там не звучит. Над­пись на доске гласит, что дом, которому по замыслу создателей суждено стать отправной точкой нового мемориального комплекса, принадлежал не­когда переселенцу Василию Старикову. Это как раз тот дом на Советской, 39, который более сорока лет назад первым переехал на новое место из зоны затопления. Известный старожилам дом ставропольского закройщика обуви из артели «Красный инвалид»...
 

Наследство

В этом году усадьба была выкуплена муниципалитетом и теперь – по документам – принад­лежит городу со всеми «потрохами». Кроме самого деревянного строения, за новым музеем закреплено 0,0537 га угодий. Проще говоря, пять соток обычного земельного участка в част­ном секторе со следами былого хозяйства (сам хозяин умер еще в год переименования Ставрополя, и в последние годы здесь жили квартиранты). Теперь его ведут научные работ­ники, А именно – директор «Наследия» Валентина Казакова, Екатерина Трифонова и Татьяна Болтенкова. Три бывшие сотрудницы Краеведческого музея, рассудившие однажды, что в деле сохранения исторической памяти есть куда двигаться. Правда, многие, в том числе самарские чиновники от культуры, не желающие включить «новорожденного» в бюджетную сетку, так не считают. А в качестве довода говорят: хватит, мол, вам и одного музея, нечего плодить нищету. Но ведь каждый, как известно, рассуждает в меру своей испорченности.
Если копать вглубь – идея нового музея народилась из большого многопланового проекта «Это было при нас», посвященного 40-летию переноса города при строительстве ГЭС. По оценкам экспертов, одного из самых сильных проектов подобного рода, созревших в умах местных музейщиков, архитекторов и художников. Проект был утвержден еще в 1995 году, во всеуслышание заявлен на пресс-конференции, средства на него обещало дать управле­ние культуры. Но суммы, которая была выделена краеведам, хватило лишь на эскизы. Даже юбилей не раскошелил город, и в итоге именинник лишил себя удовольствия куда более ценного и практичного, чем какое-нибудь световое шоу.
«Я считаю, это просто городской позор: проект, так нужный городу, предполагавший осво­ение огромного краеведческого материала, так и не был реализован», –
говорит Казакова. Казалось бы, ей, много лет проработавшей в этой премудрой системе, громко именуемой «городская культура», нечему удивляться. А она и не удивляется. Куда больше удивлен я. Тем, что в городе до сих пор не вымерли люди, которым неймется. Которые еще не потеряли желание откопать из-под накопившегося за десятилетия идеологического пепла что-то ис­тинное, исконное, стоящее, только нам присущее. И дать ему право на вторую, третью жизнь.

Подлинный осколок

Вот так и с этим музеем. По словам создателей, их цель проста как божий день: попытаться сохранить подлинный осколок старого Ставрополя. Своеобразный историко-бытовой заповедник середины века, сохранившийся в самом центре Тольятти в экстремальных условиях исчезающей исторической застройки.
Василий Константинович Стариков (1882-1964)

Василий Константинович Стариков (1882-1964)

Акция ставропольчан в поддержку музея

Акция ставропольчан в поддержку музея

Как поведала директор будущего музея, в домике предпо­лагается создать стационарную историко-бытовую экспози­цию «Дом первых переселенцев»: вовсе не мемориальный дом Стариковых, а некий собирательный образ жизни и быта того времени. И к этой идее сейчас привлечены силы ставропольчан, которые помогают музейщикам восстановить кар­тину и наполнить экспозицию вещами. Часть из них уже была собрана при подготовке проекта «Это было при нас», но они остались в фондах Краеведческого музея, и «музей нам эти вещи не передаст, поэтому придется всё начинать с нуля». Но Казакова убеждена, что собрать хорошую экспозицию – вполне реально, тем более что уже появились первые экспо­наты: сундучок, кое-что из посуды и одежды 50-х годов, ку­хонная утварь, книги. «Люди нам много дарят, и по нынеш­ним временам я воспринимаю это просто как чудо. Мы как бы даем людям шанс на красивый поступок»...
Но дом – это лишь часть комплекса. Во дворе предполага­ется построить небольшой выставочный зал, в котором мож­но будет показывать сменные выставки: по истории, культу­ре города. А на приусадебном участке появятся мастерская, погреб, колодец, живность. И не в муляжах и чучелах – в на­туре. Все живьем. А если удастся, дополнят экспозицию под открытым небом за счет кусочка улицы и одного из соседних участков...
По словам Казаковой, идея экомузея, которую они сегодня пытаются материализовать в Тольятти, заявлена еще в нача­ле 70-х годов двумя французами. Сегодня такие музеи прижились во всем мире, особенно процветают в Швеции. Нет, не в том воплощении, в котором это существует, например, в Кижах или в других архитектурных музеях, где законсерви­рованы целые кварталы и поселки: мертвые деревни, как по­казывает практика, долго не живут. Музей под открытым небом оправдан только тогда, когда он живет естественной жизнью. И тем самым как бы показывает пример окружаю­щим. Более того – активно влияет на город. Не просто про­возглашает сохранение памятников, а сам борется за это, напрямую выходя на людей и тем самым влияя на массовое сознание.

Руками трогать...

 
Судя по рассказам Валентины Андреевны, «Наследие» бу­дет в корне отличаться от музеев, к которым мы привыкли – где тапочки на тесемочках, суровые смотрительницы, как коршуны бросающиеся на посетителей, и строгое табу: «Ру­ками не трогать!». Где вещи, годами лежащие в подвалах, страдают от сырости и невостребованности.
- Я считаю не совсем оправданной музейную практику, когда все исторические фрагменты переходят в фонды музея и там как бы прячутся от общества – становятся просто «единица­ми хранения». Традиционная собирательская работа музея заключалась в том, что музейные работники приходили в се­мью и, грубо говоря, экспроприировали исторические памят­ники. Такого быть не должно. Мне кажется, главная наша за­дача – выявлять, фиксировать исторические памятники, со­ставлять каталоги, находить самих людей – владельцев этих ценностей – и уже их пропагандировать. Не забивать свои фонды и хранилища, чтобы вещи годами лежали в запасни­ках, а показывать их людям. Поэтому мы будем стараться делать временные выставки, возвращая вещи настоящему владельцу. Но при этом, естественно, как бы запуская их в городское пространство: это же здорово – вещь уже обозна­чена, она живет, она отдала уже то, что как бы несла в себе, многим людям. И старушка, которая передала нам какой-то древний рушник, может передать его своим детям. Только так может сохраниться связь поколений. И тогда внуки боль­ше начинают ценить то, что хранит их бабушка или дед, и по-другому относиться к ним самим, к их жизни, к их опыту. Словом к своим корням. То, что оценено обществом, получи­ло общественное признание, в семье ценится больше...
Архитектор Сергей Малахов

Архитектор Сергей Малахов

Именно такой, явно не учрежденческий, подход будет от­личать новое образование от прочих «хранилищ памятников». Уже одно то, что к созданию экспозиций команда «Насле­дия» собирается привлекать самих жителей, помогая им во­плотить в сменных экспозициях собственные задумки, лично мне очень симпатично. Да и не только мне. По словам Каза­ковой, идею создать такой памятник культуры уже оценило «Общество ставропольчан», с которым «Наследие» поддер­живает тесные связи. И местный ТОС, председателем кото­рого является тоже коренная ставропольчанка.

Архитектура памяти

 
Во время разговора я был застигнут врасплох. Выяснилось, что сам я давно не был в городском музее: не было повода...
- В том-то и проблема, – как бы сглаживая неловкость, объяснила Казакова. – Люди музеем не интересуются. Я очень долго над этим размышляла и поняла, почему: видимо, эта структура в ее нынешнем виде отживает. Музей должен ме­нять свою позицию. Раньше на музей смотрели как на кунст­камеру или как на простую иллюстрацию истории. Считалось, подобрать экспонаты – вот и вся наша миссия в городе. А не так должно быть: музей – самостоятельный институт, и он должен активно влиять на город, он как бы институт станов­ления самого города. Миссия музеев – культурная среда го­рода, но если раньше она была прерогативой только архитекторов, то сегодня это и наша задача... Наконец, разве может Самара указывать, сколько музеев нам полагается? Я думаю, это прежде всего проблема нашего города: форми­рование самосознания горожан, преодоление поселковости и криминальности сознания. Нам остро не хватает архитектуры памяти, как говорил известный архитектор Глазычев. Нужны образы, которые бы действовали на сознание людей. Как этот дом – овеществленная память о той трагичной эпохе «великого преобразования» природы и человека.

Всё у них получится

Если спуститься с небес на грешную землю, картина пред­стает безрадостная. Начать хотя бы с места, где прописался новый музей. Все, что когда-то переехало вслед за домом Старикова из зоны затопления и успело укорениться на но­вом месте, сегодня буквально на глазах вытесняется совре­менными коттеджами. Остались крохи. Говорят, еще два года – и от привычного «частного сектора», где доживают свой век коренные ставропольчане, не останется и следа. Коттеджи уже обложили со всех сторон пять музейных соток, и допо­топный осколок минувшего выглядит жалким подлеском под сенью раскидистых кирпичных хоромин.
Причем о каких-то градостроительных нормах в такой си­туации говорить не приходится: хозяева участков – баре, за­хотят, возведут хоть космодром. Да и автотрассу, подпирающую забор стариковского дома, вряд ли кто-то перенесет. Территория за дорогой напротив тоже выкуплена, тоже ча­стное владение. Так что мечта музейщиков со временем до­полнить историческую картину фрагментом улицы и сосед­ней усадьбы, похоже, ближе к утопии. Слишком дорога и вож­деленна нынче земля в центре города.
Как быть? Не лучше ли было не соваться в самое пекло, а изначально планировать музей где-нибудь на окраине, на менее напряженном участке? По словам Казаковой, обсуждалось и это: например, смоделировать допотопный уголок в Портпоселке, между Институтом экологии и другим, еще более древним осколком – бывшей земской больницей. Сно­ва перевезти домик – и там уж сколько хочешь приращивай и создавай вокруг «буферную зону», как положено. Но предло­жение это не прошло.
Открытка от ГМК «Наследие»

Открытка от ГМК «Наследие»

- Конечно, так было бы проще, – соглашается Валентина Андреевна. – Но в этом случае исчезла бы вся документаль­ность и воспитательная ценность музея. Потому что домик, простоявший на этом месте сорок с лишним лет, уже как бы приобрел свою собственную легенду. Он уже сам по себе интересен. И потом, очень важно, что город наконец получил первое отдельное музейное здание – отличный шанс сделать отдельный памятник. И, как говорится, сам Бог велел помочь ему вжиться в городскую среду... Да, пока все выглядит гру­стно, препятствий много. Трудно говорить о том, что будет дальше, потому что многое упирается в деньги. И все же по­пытаемся создать то, что так долго вынашивали – действую­щую модель музея XXI века. Мы просто восприняли это как свой крест, который надо нести, несмотря ни на что.
«Презент», 1998, 14 января

Душа заповедного дома

В позапрошлую пятницу в Интерклубе состоялась презентация проекта экомузея «Наследие», разработанного голландским архитектором Отто Вейерсом при поддержке самарской архитектурной фирмы «Бюро Ковчег». Предполагается, что уже к осени следующего года известный многим тольяттинцам дом первого переселенца Старикова на Советской, 39, уже два года гостеприимно принимающий ставропольчан, станет центром уникальной экспозиции городского масштаба. Отрадно, что городские власти вроде бы не против такого развития событий. По утверждению директора экомузея Валентины Казаковой, в бюджете уже заложена необходимая для этого сумма. А городской департамент по строительству и архитектуре «охотно согласился выступить генеральным подрядчиком» проекта. Проекта, который, если все получится, станет одним из главных краеугольных камней исторического центра Старого города.

Переносный смысл

Открывая пресс-конференцию по случаю представления проекта, Валентина Андреевна объяснила, почему именно этот дом – дом известного ставропольского сапожника Василия Старикова – был первым перенесен из зоны затопления водохранилищем. Вслед за ним переехал весь допотопный жилой Ставрополь...
О том, что городу уготована такая участь, ставропольчанам было известно еще в декабре 1949 года, когда вся страна с помпой отмечала 70-летие товарища Сталина. Они восприняли эту новость как «космическое известие», полностью меняющее сложившийся за два столетия уклад жизни. По воспоминаниям покойного Николая Бурухина, отвечавшего за перенос, ставрпольские мужики не могли поверить, что такое возможно: что Волгу запрудят и «не будет здесь ни поймы, не осетров, ничего». И всячески сопротивлялись переносу своих домов. В 1953 году, когда подпер срок, Стариков – человек в городе уважаемый, почетный – оказался крайним и в прямом (он жил на окраине Ставрополя), и в переносном смысле. Но переехать на новое место он согласился только после долгих уговоров и вмешательства зятя – генерала Хорешко, который дружил с Комзиным. «Приехав на первомайский праздник, зять уговорил старика: дескать, давай перевезем, пока я здесь. С помощью пятнадцати заключенным, которым поставили ведро водки, дом разобрали, перевезли и поставили прямо на землю, без подполья. Все это делалось в спешке». 
Тем не менее, дом Старикова неплохо сохранился. И теперь задача музея «Наследие», по словам Казаковой, бережно «сохранить в урбанизированном, техногенном городе фрагмент территории, в котором бы душа человека оттаивала». Чтобы не только ставропольчане, не изжившие понятную тоску по утраченной малой родине, но и все тольяттинцы могли прикоснуться к своим корням. Не в переносном – в самом прямом смысле.
Дом начала 50-х с обстановкой того времени, с резными наличниками, с маленьким садом, беседкой и антикварными автомобилями – как раз такое место. Вернее, будет таковым.

«Стариков-хаус»

- Вообще, создание городских средовых проектов относится к наиболее сложным задачам, – рассказывает директор «Наследия». – В городе нет подрядчика, который занимается приспособлением здания под музей. Поэтому, когда город приобрел дом Стариковых в муниципальную собственность, сразу же возникла проблема его музеефикации. Поэтому, после долгих обсуждений с тольяттинскими архитекторами, мы решили обратиться в Самару, где уже накоплен определенный опыт по вопросам сохранения историко-культурного наследия.
Выбор пал на «Ковчег» - фирму, которая еще с 80-х годов успешно занимается реставрацией старой части Самары. Проектом тольяттинского экомузея всерьез заинтересовался голландец Отто Веерс, имеющий, по словам руководителя самарцев Сергея Малахова, огромный опыт работы в архитектурных фирмах Амстердама и Роттердама. «Отто просто влюбился этот домик Стариковых – или, как он его называет, "Стариков-хаус", – говорит Казакова. – И вот за очень короткое время был разработан и согласован с нашими ведущими городскими архитекторами проект развития экомузея».
Причем, развития на перспективу. Ведь на презентации был представлен не только рабочий проект «освоения» пяти соток стариковского подворья (в котором, кроме старинного дома, прекрасно вписываются современные здания музейного офиса и выставочного центра), но и план возможной «экспансии». Разумеется, в лучшем смысле слова. Разработчики надеются, что город поможет расширить музей за счет нескольких соседних со стариковским домов той же эпохи. Домик Старикова и выставочный зал предполагается дополнить смотровой башней, макетом затопленного города и кафе («конечно, это будет не «Макдональдс», заметил Отто), соединив все это сиреневым садом. В плане также реставрационная мастерская и площадка для парковки туристических автобусов. Разработчики надеются, что со временем, вместе с другими памятниками той эпохи, сосредоточенными в центре Старого города, – старой баней, «Буревестником» и другими городскими «старожилами» – экомузей станет местом, куда горожане и гости будут стремиться. Чтобы оттаять душой.

«Пространство домика по улице Советской»

- Я недаром произнесла: Отто «влюбился в этот проект», потому что такие вещи надо воспринимать не только на уровне разума, но еще и сердцем. Потому что в любом городе есть дома, в которых как бы изначально заключена поэзия...
Сам Отто Вейерс публично не признался в своей любви к дому Старикова, хотя это ясно и так. К тому же, по словам Казаковой, он человек западный, прагматик. Привыкший с уважением относиться к частной собственности, голландский архитектор понимает, что невозможно остановить строительство, бурно развернувшееся в окрестностях экомузея. Нашим же с этим трудно мириться. Сотрудникам «Наследия», да и самарским архитекторам, трудно согласиться с тем, что «проблема поиска души города», которую они пытаются сегодня решить все вместе для Тольятти, может в любой момент стать неразрешимой. Очень многое зависит от властей, от их воли и последовательности.
- Мы надеемся, что создание комплекса на улице Советской позволит городу приобрести новое качество, свое лицо. Я бы очень хотел использовать эту чудесную возможность, – говорит Отто Вейерс.
Казакова тоже верит в чудо:
- Мы понимаем, что это медленный, постепенный процесс – надо учитывать возможности города. Но сейчас конец века, а на переломе эпох всякие чудеса происходят. И может быть, в Тольятти тоже произойдет чудо...
«Презент Центр», 1999, 25 декабря
© Мельник Сергей Георгиевич
Фотографии ГМК «Наследие» и из архива автора
20 декабря 2012 г. 
Просмотров: 43574
часть 1 авторский проект сергея мельника | часть 2 проект сергея мельника | часть 3 авторский проект сергея мельника | часть 4 авторский проект сергея мельника | часть 5 авторский проект сергея мельника | часть 6 авторский проект сергея мельника | часть 7 авторский проект сергея мельника | часть 8 авторский проект сергея мельника | часть 9 след передвижника | часть 10 ставропольская заутреня | часть 11 последний реформатор | часть 12 кузница октября | часть 13 курорт для музы | часть 14 местный первогерой баныкин | часть 15 погибель «орла» ингельберга | часть 16 беспощадный царь | часть 17 жигулевский горец | часть 18 пир на пепелище | часть 19 обломок мира | часть 20 это нужно не мертвым | часть 21 тринадцать невинных героев | часть 22 кирпичи коммунизма | часть 23 великий зодчий и карьеристы | часть 24 от лукавого | часть 25 с тольятти на «ты» | часть 26 автоваз – дитя авантюры | часть 27 «копейка» ваз сбережет | часть 28 "вертикаль" каданникова | часть 29 завещание строительного бога | часть 30 амбразура мурысева | часть 31 непотопляемый березовский | часть 32 полный откат! | часть 33 черный список | часть 34 каменный сад | часть 35 конь масти «металлик» | часть 36 юбилею gm-автоваз посвящается | часть 37 помни о спиде как частный случай memento mori | часть 38 чистое ремесло левицкого | часть 39 жизнь с протянутой рукой | часть 40 битва с «апостолом» | часть 41 от «паккарда» сталина до «жигулей» | часть 42 инаколюбие | часть 43 темницы рухнут, и… | часть 44 а завтра его не стало | часть 45 не ржавеет в душе бронепоезд | часть 46 призрак вандализма | часть 47 воздержание власти | часть 48 кресты и звезды на обочине | часть 49 кисельный берег | часть 50 здравствуй, инфекция! | часть 51 пять соток xxi века | часть 52 как варяги брали город | часть 53 антология страха | часть 54 последний из ставропольчан | часть 55 последний из ставропольчан (окончание) | часть 56 мир грёз рафа сардарова | часть 57 пионерский троллейбус | часть 58 материте, но не убивайте! | часть 59 портпосёлок преткновения | часть 60 письма дышат войной | часть 61 ловля комет оптом и в розницу | часть 62 "меня всегда манила тайна смерти" | часть 63 старше женского праздника | часть 64 меняю тольятти на тоталитарную секту | часть 65 олег хромушин: "моя "сталинская" академия" | часть 66 "все свиньи равны" по-тольяттински | часть 67 ноу-хау тольяттинского инженера мухина | часть 68 андрей эшпай: запомните – я был на передовой | часть 69 как в тольятти «сдали» жданова | часть 70 эпицентр, или что известно «экстремистам» | часть 71 эпицентр-2: тольятти примет удар первым | часть 72 наш прогрессирующий паралич – самый-самый | часть 73 генерал из волжского ставрополя | часть 74 борковский комдив | часть 75 обыкновенный садизм | часть 76 румянец терроризма | часть 77 чужая земля | часть 78 быть бы живу | часть 79 никогда так не врут, как перед выборами | часть 80 никогда так не врут, как перед выборами (окончание) | часть 81 русская ветвь | часть 82 благодаря и вопреки | часть 83 изгнанник века | часть 84 эта странная смерть | часть 85 неизвестная гэс в жигулях начало | часть 86 неизвестная гэс в жигулях (окончание) | часть 87 тольяттинский курчатов | часть 88 первый антиглобалист | часть 89 рождённый для оттепели начало | часть 90 рождённый для оттепели окончание | часть 91 бреющий полёт автоваза над долговой ямой | часть 92 тольятти – город прожектёров и авантюристов начало | часть 93 тольятти – город прожектёров и авантюристов продолжение | часть 94 тольятти – город прожектёров и авантюристов окончание | часть 95 тольятти на перепутье: заметки наблюдателя | часть 96 александр зибарев: за и против | часть 97 пьеса для трубы ваз на сером фоне российской обыденности | часть 98 город, ваз и время «белого нала» | часть 99 а ясинский: город, ваз и время «белого нала» окончание | часть 100 сошедшие со звезды | часть 101 предпоследний приют | часть 102 "сказание о земле сибирской" судьба прототипа | часть 103 иван, помнящий родство | часть 104 кто сказал, что война позади? | часть 105 посланец стройки коммунизма | часть 106 медаль рожденному в тольятти | часть 107 девочка в шлеме | часть 108 война и мир васи жилина | часть 109 огонь на поражение в тольятти по-прежнему убивают | часть 110 у каждого мгновенья свой акцент | часть 111 песня о гоголе | часть 112 гуси и лебеди | часть 113 акопов в ответе за все | часть 114 аксаковский уголок | часть 115 весть о без вести пропавшей | часть 116 гость случайный | часть 117 китайская грамота без иероглифов
вернуться назад

Мнение посетителей:




Функция комментирования временно недоступна...




1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34  35  36 37 38 39 40 41 42 43 44 45
LADA RKK



2009 - 2019 © Информационный портал "ТЛТгород.ру". 16+
Использование любых материалов сайта TLTgorod.ru допускается только со ссылкой на издание, с указанием названия сайта. При использовании любых материалов TLTgorod.ru в интернете обязательна гиперссылка (активная ссылка) на конкретную страницу сайта, с которой взята информация, размещенная не позже первого абзаца публикуемого материала.
Разработка сайтов в тольятти web-good.ru
Редакция   Посещаемость   Реклама   Сообщить об ошибке    
LiveInternet