ТЛТгород.ру - городской информационный портал Тольятти. Все новости города. 16+В марте портал посетило 74 849 человек, 620 292 просмотров. Реклама на сайте
  
Погода сегодня
+24°
главная новость Тольятти
74.1373  нефть 86.11
€ 89.506  золото 1202.1
БизнесНовостиВидеоФотоотчетыКриминалРасследованияТочка зренияОбъявленияРаботаКлубыАфишаКиноафишаеще

Оглавление

1. Пальцы веером
2. Беседа первая. «Вы что, меня убивать будете?»
3. Беседа вторая. «Ты меня пришел охомутать»
4. Беседа третья. «Вдовам дадим, пацанам дадим».

Расследования

Угроза коронавируса в Тольятти: что известно на данный момент и ...
Тольяттинцы разбиваются на «ватрушках». Девушка в коме, мальчик ...
Как устроена чеченская мафия
Снова Евдокимов, снова аферы
Лже-Рокфеллер ловко затащил в постель российских бизнес-леди и ...
Снюс в Тольятти по-прежнему доступен: подробности
Ждем посадки? Счетная палата против самарского министра спорта ...
Тухлое мясо для детсадов и школ Тольятти: что известно на ...
Арматура



Криминальная история Тольятти

Пальцы веером

Беседа вторая. «Ты меня пришел охомутать»

После «наезда» Челябинского, чувствуя, что её жизни угрожает опасность, Лабинцева начинает паниковать. Тем более, что на наследство Гасанова претендуют не только Ишимов, но и чеченская ОПГ. Чечены, поддерживавшие во время войны с Напарником Диму Большого, хотят получить вознаграждение «за труды». И этим вознаграждением, по их мнению, должен стать рыбокомбинат. Пытаясь избавиться от «опеки» Жени Челябинского, Оксана бросается за помощью к «другу» Гасанова, человеку, с которым Алик занимался бизнесом — к Вове Карапетяну.

Наша справка

Вова Карапетян (Вова Армян)

Авторитет Вова Карапетян (Вова Армян)
пришел охомутать Лабинцеву

Вова Гаврилович Карапетян, он же Вова Армян.

Обосновался в Тольятти в начале 80-х годов. Работал на ВАЗе. Попался на хищениях запчастей и был осужден. Срок отбывал в известной 16-й колонии. Там познакомился и подружился с известными впоследствии криминальными авторитетами Мокровым, Михновым, Масловым, Зверевым, Купеевым, Сиротенко. После отбытия наказания Карапетян устроился на работу швейцаром в гостиницу «Boлгa», ставшую своеобразной штаб-квартирой первой в городе организованной преступной группировки, которую после освобождения организовал Маслов. Группировка получила название волговской, а Карапетян стал одним из активнейших ее членов. После убийства Маслова ОПГ распалась на несколько разных бригад, Карапетян присоединился к бригаде, возглавляемой Рузляевым.

По версии правоохранительных органов, вместе с сыном высокопоставленного вазовского начальника Андреем Мочалкиным Карапетян отвечал в рузляевской ОПГ за финансовые вопросы. Являлся директором и хозяином фирмы занимавшейся поставкой металла на ВАЗ, торговлей автомобилями и запчастями. В собственности Карапетяна находились ряд автостоянок, заведений общепита, магазинов, а так же завод по производству прохладительных напитков, часть акций трикотажной и обувной фабрик. По материалам следствия, Карапетян от имени Рузляева контролировал финансовые потоки в «Мега-Ладе».

В марте 1998 года Карапетяна пытались взорвать в принадлежащем ему магазине на улице Ярославской. Покушение не удалось. В июне 1999 года взрывное устройство было обнаружено на двери подъезда, в котором проживал Вова Армян. Мина была обезврежена сотрудниками тольяттинской милиции.

На месте расстрела Карапетяна

15 мая 2000 года. На месте расстрела Карапетяна погиб
телохранитель. Сам Вова Армян скончался по дороге
в больницу

15 мая 2000 года был расстрелян из автоматического оружия у подъезда собственного дома на улице Куйбышева вместе с телохранителем Владимиром Семеновым.

Карапетян: Что, заблудилась в своем мотохере до предела, как ребенок маленький? Страховки какие-то у тебя. Я тебя что, когда-то оскорбил, или окружение моё тебя обидело?

Лабинцева: Последний разговор с Женей (Челябинским. — прим.) на меня произвел ужасное впечатление. Все эти варианты его, что мне будет плохо, и так далее. Мне никто никогда не угрожал, даже Дима (опять имеется в виду Рузляев. — прим.) не угрожал. Первый раз мне лично угрожала братва.

Карапетян: Нет, Оксан. Тебе много раз угрожали. И я лично сколько раз, до последнего приезжал и доказывал, что х... й кто будет угрожать от Москвы до Тольятти. Правильно?

Лабинцева: Тем не менее, я приехала в Москву, меня там взяли за одно место и так угрожали, что тебе даже не снилось, как угрожали. (Лабинцева, судя по всему, говорит о собственном похищении чеченскими бандитами, заявившими, что они вкладывали средства в бизнес Гасанова. — прим.)

Карапетян: Так ты скажи, за что и кто, и мы разберемся без твоей помощи.

Лабинцева: Мне об этом и Женя сказал. Но если он изображает здесь охрану, то пусть владеет информацией. Не надо мне угрожать и выводить из жизненного равновесия.

Карапетян: Мы с него спросим. Но со мной-то ты почему страхуешься?

Лабинцева: Я так поняла, что угроза исходит от него, а ты с ним.

Карапетян: Не я с ним, а он со мной.

Лабинцева: Вов, ты пойми, я не 6уду с ним общаться. Он просто не умеет общаться с людьми. Я со всеми общаюсь, Вов, у меня все хорошо и нормально; только с ним у меня конфликт. А последний разговор с ним! Если бы ты знал, что он мне там говорил. «Перекоцилась», «недокоцилась»... о моем муже, о семье.

Карапетян: Что он говорил?

Лабинцева: Гасанов бы не состоялся, если бы не мы, мы его вырастили, защищали и выкормили. Я говорю: «Может, ему не надо было жить, ты бы за него все сделал сам?» В конце концов, это бестактно — говорить такие вещи. Я же здесь не просто сижу как директор. Я его вдова. В моей семье говорили по-всякому и пальцы веером держали. Но у меня даже отец, который много сидел, никогда не говорил мне подобных слов — «закоцилась», «перекоцилась». Мне никто так не угрожал, как Женя. Сделай, Вов, что-нибудь, чтоб только его лица не видеть. А то все нервы истрепали, нельзя спокойно жить, спокойно работать. Тошнит меня от этого человека. Идиот.

Разговор Вовы Армяна и Оксаны Лабинцевой

Кадры скрытой видеозаписи разговора Вовы Армяна и Оксаны Лабинцевой

Карапетян: С ним не хочешь работать — не надо. Со мной будешь. Общее все равно надо найти. Выйти на общее мнение. (Итак, Карапетян из защитника «бедной женщины» от «злого» Жени Челябинского и чеченов превращается в очередного претендента на гасановское имущество. Обещает решить вопрос с Челябинским, а взамен просит, чтобы Лабинцева «работала с ним». Скорее всего, они с Челябинским вместе и придумали эту комбинацию, предугадав реакцию Оксаны. Челябинский пугает. Лабинцева ищет заступничества у Карапетяна. Карапетян ее «выручает» в обмен на контроль за рыбокомбинатом. — прим.)

Лабинцева: Я сижу на рыбокомбинате, никому не мешаю. А он приходит ко мне и заявляет: «Тебе будет плохо». Дайте мне жить спокойно! Я устала бояться. Ради Бога, пусть придет и застрелит меня, не мучается. Ему от этого спаться хорошо будет. Просто ты не видел, как он со мной разговаривает. Губенки трясутся, ручонки трясутся, я думаю, ну сейчас уже все, конец.

Карапетян: Я, знаешь, хочу, чтобы ты себе голову не ломала. Я возьму на себя ответственность. Не надо никого бояться. Ни Женю, ни кого другого. Вот поедем сейчас, сядем, я и ты. Женю напротив посадим. Я ему скажу: «Вот мое покровительство над ней, и закончим на этом». Зачем тебе мозги тревожить. Ты же не считаешь, что мои слова пустые? Я ведь имею вес среди всех!

Звонит телефон Карапетяна.

Карапетян: Да, сейчас, пять минут и мы спускаемся. Поехали, поговорим. Это он.

Лабинцева: Я не поеду. Я его боюсь.

Карапетян: И меня боишься?

Лабинцева: Я вас всех боюсь.

Лабинцева: «Я никуда не лезу, я не хочу ничего обсуждать, мне надоело. Они меня постоянно „утюжат“, угрожают, доводят до слез, я чувствую себя полной дурой и идиоткой. Доводят до истерики, потом требуют каких-то слов, подтверждений. Я готова подтвердить все, только бы мне дали спокойно выйти от них в тот момент...»

Карапетян: Ты что, с ума сошла? Думаешь, я «на хвост» этим людям подсел? У меня что, детей своих нет, или я человек бедный? В натуре, ты меня с кем-то попутала.

Лабинцева: Вов, я никуда не лезу, я не хочу с ним ничего обсуждать, мне надоело. Они меня постоянно «утюжат», угрожают, доводят до слез, я чувствую себя полной дурой и идиоткой. Доводят до истерики, потом требуют каких-то слов, подтверждений. Я готова подтвердить все, только бы мне дали спокойно выйти от них в тот момент. Спрашивают: «Оксана, у тебя есть мечта?» Есть. У меня есть единственная мечта — выжить. Люди мечтают о чём-то большем, а я об этом.

Карапетян: Ладно, что с «Русью»? (Вова Армян завел речь о доле Алика Гасанова в торговом центре «Русь» — прим.)

Лабинцева: Ничего с «Русью».

Карапетян: Никаких движений? Совсем ничего?

Лабинцева: Никаких движений. Там было два процента гасановских акций. Раньше их не зарегистрировали, а сейчас не регистрируют вовсе. Гасанов вел их с нарушениями, ни чего до конца не оформил, и даже эти два процента теперь не имеют силы. Остальные акции у него были в управлении по доверенности, когда он погиб. Его убили, доверенности потеряли силу, вот и всё. Чего вы ко мне пристали?

Карапетян: Чего ты нервничаешь-то?

Лабинцева: Потому что боюсь вас.

Карапетян: Я при чём?

Лабинцева: Может, ты пришёл меня охомутать, когда я уже дошла до кондиции, до потери пульса. Я боюсь уже выходить в подъезд, боюсь с кем-то общаться, боюсь всего.

Карапетян: Иди ко мне и не бойся. От меня пойдёшь куда хочешь. Хоть на край света, тебя никто не тронет. Но обсуждать вопрос надо. У тебя же в каждом деле есть мотивировочный факт. По стадиону, по комбинату, по стоянке, по «Слику». Ты меня извини, но это всё-таки наше общее дело. Пусть даже на пять процентов, но общее. И даже если всё остальное Гасановым проделано, его надо обсуждать. (Ох, как хочется Вове Армяну «отвернуть» «общее дело» себе лично! Этот «мотивировочный факт» прямо — таки бросается в глаза. — прим.)

Разговор Вовы Армяна и Оксаны Лабинцевой

Вове ох как хотелось «отвернуть» «общее дело»
себе лично

Лабинцева: Вов, я же тебе говорю. Я под прессом. На меня давят все кому не лень.

Карапетян: Например?

Лабинцева: Не хочу я обсуждать.

Карапетян: Почему? Ты не хочешь обсуждать, а люди думают. Они думают, раз ты молчишь, значит, интерес у тебя появился к другим. Ты объясни нам, почему ты боишься, кто на тебя давит, какие атмосферы? Если за тобой, сестрёночка, в Москву добрались, людей выслали...

Лабинцева: Я тебе еще раз объясняю, московский вопрос не закончен. Они меня на днях опять поймали... (Речь идет о преступной группировке, похищавшей Лабинцеву. — прим.)

Карапетян: Кто?

Лабинцева: Всё те же лица.

Карапетян: Вот. А почему ты без моего ведома, без ведома моих людей куда-то ходишь?

Лабинцева: А почему я должна отчитываться? Я что, несвободный человек? Если вы с ними разговаривали, они должны быть в курсе и меня не трогать. Значит, либо вы с ними не разговаривали, либо... (Оксана намекает, что Карапетян может быть заодно с похитителями — прим.) В общем, я не хочу это обсуждать. Мне моя голова дорога. Ты меня защитить не можешь, Вов. К сожалению, факты остаются фактами.

Карапетян: Оксан, я ручаюсь за твою жизнь, а ты? Какой-то черт взялся из кустов, угрожает тебе, и ты боишься говорить об этом.

Лабинцева: Раз они опять полезли, значит, либо с ними никто не разговаривал, либо...

Карапетян: Лично я с ними в своем баре встречался.

Лабинцева: Вов, проблема-то не решена. Один раз ты им сказал, они наехали, второй раз скажешь — наедут.

Карапетян: Мы их натянем. Что они говорили, если честно?

Лабинцева: Не хочу я говорить. Не сыпь мне соль на рану.

Оксана Лабинцева

Вдова Гасанова все больше и больше запутывалась

Были убиты Женя Челябинский и Вова Армян. Но наезды на Лабинцеву не прекращались. На смену «павшим бойцам» приходили новые.

Такая вот беседа. Лабинцева после смерти Гасанова пыталась стать хозяйкой его имущества. Оставить себе хоть что-нибудь. Однако у неё ничего не получалось. Давление бандитов с одной стороны и огромные долги Гасанова с другой не давали ей этого сделать. Тем паче что Оксана, спасаясь от одной бандитской бригады, обращалась за помощью к другой. И все больше и больше запутывалась. Она что-то обещала одним бандитам, что-то другим. Не выполняла своих обещаний. Те цеплялись за слова и банально «разводили» вдову Гасанова. И Челябинский, и чечены, и Карапетян, и Чиж — все пытались «отвернуть» кусочек наследства «Мега-Лады». Оксана платила одним, вторым, третьим, а в результате её предприятия разорялись.

Арендаторы, торговавшие на принадлежащих Гасановой торговых площадях, отказывались вносить арендную плату из-за того, что им приходилось слишком часто отдавать деньги группировке. Были убиты Женя Челябинский и Вова Армян. Погиб Чижиков. Но наезды на Лабинцеву не прекращались. На смену «павшим бойцам» приходили новые. И представляясь наследниками Димы Большого, требовали «свое».

Просмотров: 66437

Мнение посетителей:




Функция комментирования временно недоступна...




1 2  3  4
2009 - 2021 © Информационный портал "ТЛТгород.ру". 16+
Использование любых материалов сайта TLTgorod.ru допускается только со ссылкой на издание, с указанием названия сайта. При использовании любых материалов TLTgorod.ru в интернете обязательна гиперссылка (активная ссылка) на конкретную страницу сайта, с которой взята информация, размещенная не позже первого абзаца публикуемого материала.
Разработка сайтов в тольятти web-good.ru
Редакция   Посещаемость   Реклама   Сообщить об ошибке    
LiveInternet