ТЛТгород.ру - городской информационный портал Тольятти. Все новости города. 16+В сентябре портал посетило 521 036 человек, 1 831 162 просмотров. Реклама на сайте
  
Погода сегодня
-5°
главная новость Тольятти
66,8497  нефть 86,11
€ 75,8076  золото 1202,1
БизнесНовостиВидеоФотоотчетыКриминалРасследованияТочка зренияОбъявленияРаботаКлубыАфишаКиноафишаеще

Происшествия

(видео) Сосед с третьей попытки украл аккумулятор с «Нивы ...
Студент колледжа совратил школьницу под Сызранью
В Тольятти подросток дал отпор уличному грабителю
Гибель матери и ребенка с ДЦП в Тольятти: возбуждено ...

Усадьба




Журналистские расследования

Забытый Тольятти. Часть 7. Авторский проект Сергея Мельника


Строится водосливная плотина Куйбышевской ГЭС. 1956 год

Строится водосливная плотина Куйбышевской ГЭС. 1956 год

Очерк о подпольной организации на строительстве Куйбышевскую ГЭС, опубликованный два десятилетия назад в московском еженедельнике "Столица" (1992, № 9) , стал откровением для историков движения сопротивления в СССР. Это было первое политическое дело после исторического XX съезда КПСС, в эпоху, которую называют хрущевской оттепелью.

Сергей Мельник

Ломка эпохи позднего реабилитанса

Они думали, их расстреляют: всем десятерым подельникам «клеили» расстрельную статью 58-11. Но был конец августа 1956-го – «время позднего реабилитанса», как выразился один из них, – и им даровали жизнь, отправив из внутренней тюрьмы КГБ города Куйбышева по этапу. Кого в Мордовию, в Потьму. Кого – в Тайшет.
Уголовники, ломая ксивы, свирепели: врешь, мол, по 58-й сейчас не судят. Судили, и они были первыми после XX съезда.
Одиннадцатого члена «подпольной антисоветской организации под названием «Группа революционных марксистов» (сокращенно ГРМ), созданной в исправительно-трудовых лагерях на строительстве Куйбышевской гидроэлектростанции (следственное дело № 1749), Григория Самохвалова, ждала психушка. Припомнили старый диагноз: усомнился в личном письме Сталину в «большой учености» вождя в области языкознания. Как сложилась его судьба, неизвестно.
А двенадцатый... Двенадцатый член «семьи», как называли себя подпольщики, был принят в нее незадолго до их ареста и оказался серьезно «болен». На языке ГРМ это означало – предатель, провокатор, стукач.

Читающая «семья»

Давид Мазур попал на «великую стройку коммунизма», как и многие заключенные, пройдя через СМЕРШ.
- Получил я 25 лет и поехал создавать ГРМ. На ГЭС встретился со студентом-филологом из Киева Ростиславом Доценко. Стали с ним думать о разных вещах: почему такое положение в Союзе? Решили, что все тайны сокрыты в пузатых томах, и начали «вскрывать» их для себя. Раньше ведь классиков не давали читать, дабы, видимо, не ревизовать их. А в этом лагере, где начальником был майор Убиенных (речь идет о лаготделении № 16 Кунеевлага, заключенные которого работали на строительстве водосливной плотины и верхних судоходных шлюзов, начальник лагеря Ф.В. Убиенных. – С.М.), наткнулись на колоссальную библиотеку. Вот и зачита­лись. А потом к нам подошли двое – Дмитрий Писарев (Писарев Дмитрий Калистратович. – С.М.) и Аркадий Суходольский. Решили: надо что-то делать. Собираться в партию и начинать все сызнова. Исправлять извра­щенный социализм.
«Инициаторами такой антисоветской деятельности были обвиняемые Сухо­дольский, Доценко, Мазур, Самохвалов и Писарев» – гласит обвинительное заклю­чение. Кроме них, по делу проходят Александр Агбалов, Дмитрий Слободян, Булат Губайдуллин, Анатолий Мирошниченко, Антанас Стасишкис (в 1990- 2000-х годах депутат сейма Литовской республики - С.М.), Виталий Черепанов, вступившие в ГРМ позже.
Строятся верхние шлюзы. Справа пос. Комсомольский

Строятся верхние шлюзы. Справа пос. Комсомольский

Строители гидростанции

Строители гидростанции

Митинг строителей, на заднем плане гора Могутова

Митинг строителей, на заднем плане гора Могутова

Затопление котлована. 1955 год

Затопление котлована. 1955 год

Они «вскрывали» Марксов «Капитал». По­том «вскрыли» их организацию. А десять пухлых томов собственного дела им дали поли­стать лишь спустя почти сорок лет, в декабре 1991 года. Позволили даже снять копию с некоторых документов.
Это для них было новым и необычным: че­ловеческие нотки в голосе людей, которые в свое время без страха и упрека могли обе­спечить всем подпольщикам «вышку» за то, чего на самом деле в планах ГРМ не было. Обвинение в «борьбе за насильственное свержение существующего в СССР социа­листического строя» рассыпалось в ходе следствия.
- Ничего, подобного «Черным камням», вы из этой истории не почерпнете, – предупреждал меня Мазур. Действительно, ничего героического. Но сам факт создания подпольной организации в концлагере вре­мен оттепели стал вызовом. Вызовом охранителям государства, похоронившего Ста­лина, но сохранившего его зловещий акцент. И картавость его предшественника.
- Прямо скажу: позитивной программы мы не имели, – убеждал меня Мазур. – «До основанья, а затем...» А что затем – не знали. Это был лепет. Все, о чем мы лепетали, было отброшено XX съездом.
Программ было несколько. В дело попали две. Одна из них перепечатана с носового платка Черепанова. Другая написана рукой Самохвалова. Писарев вспоминает:
- Мы все тогда ходили с воспаленными мозгами. Над программой работали долго, спорили, бились над каждым словом, над каждой запятой.
В итоге пришли к выводу, что в стране построен госкапитализм. А посему надо реанимировать социализм. А для этого соз­дать организацию, пропагандирующую идеи рабочего класса. Главная задача ГРМ – «отстаивание и развитие, популяризация теоретического оружия советского и меж­дународного пролетариата – революцион­ного марксизма». И борьба за диктатуру пролетариата путем пропаганды, путем ма­ссового вовлечения новых членов. Эта ма­ссовость – по программе – и должна соз­дать предпосылки построения социализма. Не парламент, но массовость.
Все это – в условиях конспирации и глу­бокого подполья. Им казалось, что все было предусмотрено: придуманы клички, круг ус­ловных понятий (слово «конспирация», например, звучало как «часы»), три надежных шифра, создана система тайников и «почтовых ящиков».
Сам Писарев не сразу постиг «единствен­но верное учение». С 13 лет партизанил в Белоруссии. Прозревать начал уже в армии: безудержное восхваление вождя набило оскомину. За это и получил 10 лет по 58-й. В лагере встретил человека, которого счита­ет своим духовным наставником: Алексей Земляной, рекрутированный ГУЛАГом на 25 лет за участие в РОА, в совершенстве знал языки, цитировал Гейне, Гете и Маркса.
А потом и сам добрался до классиков. На­стораживала безапелляционность Марк­са. Энгельс привлекал больше – писал ин­теллигентнее. Позже, во внутренней тюрьме КГБ, ожидая приговора по делу ГРМ, зачи­тывался стихами Петефи и «Исповедью» Ру­ссо. «Былое и думы» Герцена казались наив­ными по сравнению с действительностью.
Ничего удивительного, что «книга» вошла в круг условных понятий «Группы революционных марксистов». «Книга» – значит, член организации.
По большому счету, каждый из них и все они вкупе достойны книги, которая пока еще не написана. Тем более что история ГРМ там, на Куйбышевской ГЭС, не за­кончилась, и имела свое продолжение в Тайшете. Аркадий Суходольский и Давид Мазур попали в один лагерь и нашли здесь единомышленников. Более того: бывшие «революционеры-марксисты» и Владимир Лютиков, Борис Вайль и еще несколько че­ловек, среди которых умерший в лагерях по­эт Юрий Литвин, создали «Группу рабочих со­циалистов» социал-демократической направленности.
Возможно, кто-то из этих людей захочет вернуться к истории своего подполья. Среди них есть пишущие: писатель Ростислав Доценко из Киева, журналист и писатель Борис Вайль, сотрудник Королевской библиоте­ки (Дания).
Меня же сейчас интересует другая исто­рия.спечить всем подпольщикамспечить всем подпольщикам
В лагподразделении Кунеевского ИТЛ

В лагподразделении Кунеевского ИТЛ

Д. Писарев, Д. Мазур, А. Суходольский, 1990 г. Фото Р. Галеева

Д. Писарев, Д. Мазур, А. Суходольский, 1990 г. Фото Р. Галеева

«Больной»

Это много позже стало ясно, что Писарев завербовал человека, который неизлечи­мо «болен».
Он до сих пор казнит себя за то, что не­вольно стал виновником провала. Но соб­лазн приобщить к делу ГРМ человека, наст­радавшегося от этого режима и готового за­щищать идеи революции с «перочинным но­жом в руках», – соблазн этот был настолько велик, что многие очевидные сегодня подозрительные моменты тогда казались мелочами.
К тому времени, с марта 1955 до начала 1956 года, группой уже были написаны программа и устав, налажены конспирация и связь. Вербовались новые люди, не только на строительстве, но и в других городах: в Ле­нинграде, Ставрополе-на-Кавказе, Свердловске, Киеве. Подпольщики, полу­чившие волю, поддерживали связь с ГРМ.
«Больной» безоговорочно принял прог­рамму, платил взносы, выполнял поручения Исполкома. А когда на третьем, – и, как оказа­лось, последнем, – собрании группу накрыли, он куда-то исчез. Испарился. Во внутрен­нюю тюрьму КГБ Куйбышева свезли всех чле­нов организации, даже тех, кого уже давно не было в лагере. Давида Мазура «достали» в Дагестане. «Не сумели найти» только «боль­ного». Остальные, следуя традиции, прик­рывали его на следствии.
Уже позже сочувствующий им прокурор по надзору, имеющий доступ к оперативной информации, обмолвился: провокатором был один из вас, он не арестован. А Писарев уже после суда, в лагере, узнал из письма, что пропавшего бесследно «собрата» в дни следствия встретили около управления КГБ.
Он был «болен». А вместо него органы подставили другого человека – тоже члена ГРМ, в порядочности которого подпольщи­ки не сомневались тогда, не сомневаются и сегодня. Он и на самом деле написал заявле­ние в органы, но сделал это сразу же после визита «больного», который, как полагает Писарев, вынудил его так поступить.
А недавно, уже в 1991-м, нашелся доку­мент, из которого окончательно стало ясно: провокатора они вычислили точно. Дело «больного» выделено в отдельное судопроизводство – верный признак...
Оказалось, мы знакомы давно. Впервые встретились на одном из заседаний «Мемо­риала». Он – пожилой, усталый профессор – пришел, чтобы рассказать о своей семье. В 1937-м расстреляли отца, руководителя крупного предприятия. Мать еще отбывала срок в лагере, когда очередь дошла до него, студента одного из столичных вузов...
Кажется, здесь он замолчал и расплакал­ся. А молодая жена попросила больше ни о чем не спрашивать и увела под руку: «Четыре инфаркта»... Потом он щедро жертвовал на нужды репрессированных, которые восхи­щались: надо же, так пострадал, а все же су­мел выбиться в люди.
Дмитрий Писарев. 1996 год. Фото автора

Дмитрий Писарев. 1996 год. Фото автора

Ростислав Доценко. Фото из ресурсов Интернета

Ростислав Доценко. Фото из ресурсов Интернета

В октябре 90-го прошла встреча бывших заключенных, на которую приехали Суходольский, Мазур и Писарев. Он почему-то сел поодаль от подельников, хотя узнал их. И ждал за несколько дней до встречи, звонил и настойчиво интересовался: кто приедет? Эта же информация интересовала людей из КГБ.
Потом, в День политзаключенного, он держал зажженную свечку в траурном шест­вии к зданию КГБ. Его фото появилось в газе­тах: символ скорби.
В общем, мы встретились. Не помню, после какой рюмки я узнал, что по своей натуре хозяин дома прямоват и хамоват. Что подела­ешь – детдомовское воспитание. И в то же время сентиментален. Наверное, возраст.
Может быть, благодаря этой самой «нату­ре» собеседник решил поведать самое сокровенное. Конечно же, он не предатель: «Абсолютно чист перед Богом, особенно по отношению к этой идиотской организации ГРМ, или, как вы ее называете? О причастности к ней просто стыдно говорить. Сейчас я смотрю на все это как на бред сумасшедше­го. Марксистская отрыжка того времени».
Опережая мой вопрос о человеке, который написал заявление в КГБ: «Есть у меня один порок: я чувствую, что люди думают. А этот – он же их друг, он с ними сидел, но, когда я пришел к нему, понял: он же нас заложит завтра, побежит и заложит без проблем».
О последнем заседании, на котором под­польщиков взяли: «Все выглядело прими­тивно – доклады, сообщения. Послали за обедом – не возвращаются. Понял: дело не­ладно. Я был вольнонаемным, вышел через проходную и смотался. Спрятался е Самаре. Не хотелось бы говорить о приемах, которые использовал. Секрет фирмы... Ладно, тебе скажу...»
И последнее: «Почему вступил? Воспита­ние сказалось. Я же генетический комму­нист, для моих родителей коммунизм был как религия. Мать была просто фанатиком. Если ей казалось, что я недостаточно верю... Не для печати, конечно: она меня подстав­ляла, доносы писала».
Нет, еще не все: «Сейчас бы обо всех о них вытер ноги – о марксистов, включая своих родителей».
Наверное, наутро, опохмелившись, он отправился по своим делам: консультации, лекции, экзамены... И держался, как всегда, с достоинством. А в один из свободных дней отправился в область, посмотреть мате­риалы дела. И вернулся спокойный и умиротворенный: ничего лишнего. Пусть думают, что хотят. Пусть докажут.

Частный случай

Нравственная продажность наследуе­тся, считает Писарев. Может быть, он прав. И категория эта не имеет никакого отношения ни к марксизму, ни к коммунизму.
Тему стукачества и палачества – это ка­тегории одного нравственного порядка – исчерпать невозможно. Можно долго раз­мышлять о психологии стукачей, но понять эту психологию до конца нельзя. Принять ее порядочным людям – немыслимо.
И даже члены ГРМ, всю свою жизнь пресле­дуемые этой мразью, как выразился Писа­рев, не решили для себя многие вопросы. «Больного» подпольщики сумели вычис­лить, и поездка в Самарское управление КГБ лишь подтвердила их догадки. Но для них было полной неожиданностью, что «больной» был не один: в отдельное судоп­роизводство, помимо его дела, выделено еще одно – человека, с которым один из подпольщиков дружил всю свою жизнь.
Называть или не называть имена преда­телей? – для себя я этот вопрос до конца не решил. И среди подпольщиков нет единого мнения. Но «больного» они, скрепя сердце, готовы простить. Если бы он подошел тогда, на встрече, и рассказал все...
Он предпочел остаться один на один со своими мыслями и со своим грехом…
Их не так много, людей, сохранивших нравственное здоровье в безнадежно больном обществе. Им так хотелось изме­нить его, не оружием — словом.
— Теория Маркса — частный случай об­щечеловеческой мысли. Если мы возьмем любую другую теорию и доведем ее до логического конца, мы придем к такому же бесчеловечному обществу. Такие эксперимен­ты на людях, при которых их насильно ведут к светлому будущему, делать нельзя. Ведь так можно насильно повести и к Богу (Давид Мазур).
Эпоха позднего реабилитанса не закон­чилась. Слишком позднего.
Фотографии из архива автора, публикуются впервые
16 апреля 2012 г.
Просмотров: 37853
часть 1 авторский проект сергея мельника | часть 2 проект сергея мельника | часть 3 авторский проект сергея мельника | часть 4 авторский проект сергея мельника | часть 5 авторский проект сергея мельника | часть 6 авторский проект сергея мельника | часть 7 авторский проект сергея мельника | часть 8 авторский проект сергея мельника | часть 9 след передвижника | часть 10 ставропольская заутреня | часть 11 последний реформатор | часть 12 кузница октября | часть 13 курорт для музы | часть 14 местный первогерой баныкин | часть 15 погибель «орла» ингельберга | часть 16 беспощадный царь | часть 17 жигулевский горец | часть 18 пир на пепелище | часть 19 обломок мира | часть 20 это нужно не мертвым | часть 21 тринадцать невинных героев | часть 22 кирпичи коммунизма | часть 23 великий зодчий и карьеристы | часть 24 от лукавого | часть 25 с тольятти на «ты» | часть 26 автоваз – дитя авантюры | часть 27 «копейка» ваз сбережет | часть 28 "вертикаль" каданникова | часть 29 завещание строительного бога | часть 30 амбразура мурысева | часть 31 непотопляемый березовский | часть 32 полный откат! | часть 33 черный список | часть 34 каменный сад | часть 35 конь масти «металлик» | часть 36 юбилею gm-автоваз посвящается | часть 37 помни о спиде как частный случай memento mori | часть 38 чистое ремесло левицкого | часть 39 жизнь с протянутой рукой | часть 40 битва с «апостолом» | часть 41 от «паккарда» сталина до «жигулей» | часть 42 инаколюбие | часть 43 темницы рухнут, и… | часть 44 а завтра его не стало | часть 45 не ржавеет в душе бронепоезд | часть 46 призрак вандализма | часть 47 воздержание власти | часть 48 кресты и звезды на обочине | часть 49 кисельный берег | часть 50 здравствуй, инфекция! | часть 51 пять соток xxi века | часть 52 как варяги брали город | часть 53 антология страха | часть 54 последний из ставропольчан | часть 55 последний из ставропольчан (окончание) | часть 56 мир грёз рафа сардарова | часть 57 пионерский троллейбус | часть 58 материте, но не убивайте! | часть 59 портпосёлок преткновения | часть 60 письма дышат войной | часть 61 ловля комет оптом и в розницу | часть 62 "меня всегда манила тайна смерти" | часть 63 старше женского праздника | часть 64 меняю тольятти на тоталитарную секту | часть 65 олег хромушин: "моя "сталинская" академия" | часть 66 "все свиньи равны" по-тольяттински | часть 67 ноу-хау тольяттинского инженера мухина | часть 68 андрей эшпай: запомните – я был на передовой | часть 69 как в тольятти «сдали» жданова | часть 70 эпицентр, или что известно «экстремистам» | часть 71 эпицентр-2: тольятти примет удар первым | часть 72 наш прогрессирующий паралич – самый-самый | часть 73 генерал из волжского ставрополя | часть 74 борковский комдив | часть 75 обыкновенный садизм | часть 76 румянец терроризма | часть 77 чужая земля | часть 78 быть бы живу | часть 79 никогда так не врут, как перед выборами | часть 80 никогда так не врут, как перед выборами (окончание) | часть 81 русская ветвь | часть 82 благодаря и вопреки | часть 83 изгнанник века | часть 84 эта странная смерть | часть 85 неизвестная гэс в жигулях начало | часть 86 неизвестная гэс в жигулях (окончание) | часть 87 тольяттинский курчатов | часть 88 первый антиглобалист | часть 89 рождённый для оттепели начало | часть 90 рождённый для оттепели окончание | часть 91 бреющий полёт автоваза над долговой ямой | часть 92 тольятти – город прожектёров и авантюристов начало | часть 93 тольятти – город прожектёров и авантюристов продолжение | часть 94 тольятти – город прожектёров и авантюристов окончание | часть 95 тольятти на перепутье: заметки наблюдателя | часть 96 александр зибарев: за и против | часть 97 пьеса для трубы ваз на сером фоне российской обыденности | часть 98 город, ваз и время «белого нала» | часть 99 а ясинский: город, ваз и время «белого нала» окончание | часть 100 сошедшие со звезды | часть 101 предпоследний приют | часть 102 "сказание о земле сибирской" судьба прототипа | часть 103 иван, помнящий родство | часть 104 кто сказал, что война позади? | часть 105 посланец стройки коммунизма | часть 106 медаль рожденному в тольятти | часть 107 девочка в шлеме | часть 108 война и мир васи жилина | часть 109 огонь на поражение в тольятти по-прежнему убивают | часть 110 у каждого мгновенья свой акцент | часть 111 песня о гоголе | часть 112 гуси и лебеди | часть 113 акопов в ответе за все | часть 114 аксаковский уголок | часть 115 весть о без вести пропавшей | часть 116 гость случайный | часть 117 китайская грамота без иероглифов
вернуться назад

Мнение посетителей:




Функция комментирования временно недоступна...




1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20  21  22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43
Crossfit



2009 - 2018 © Информационный портал "ТЛТгород.ру". Свидетельство о регистрации СМИ ФС77-38476 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 18 декабря 2009 года. 16+
Использование любых материалов сайта TLTgorod.ru допускается только со ссылкой на издание, с указанием названия сайта. При использовании любых материалов TLTgorod.ru в интернете обязательна гиперссылка (активная ссылка) на конкретную страницу сайта, с которой взята информация, размещенная не позже первого абзаца публикуемого материала.
Разработка сайтов в тольятти web-good.ru
Редакция   Посещаемость   Реклама   Сообщить об ошибке    
LiveInternet