ТЛТгород.ру - городской информационный портал Тольятти. Все новости города. 16+В октябре портал посетило 138 650 человек, 1 199 540 просмотров. Реклама на сайте
  
Погода сегодня
+2°
главная новость Тольятти
63.7185  нефть 86.11
€ 70.7594  золото 1202.1
БизнесНовостиВидеоФотоотчетыКриминалРасследованияТочка зренияОбъявленияРаботаКлубыАфишаКиноафишаеще

Оглавление

1. Наследство мертвецов. Часть II.
2. Глава II. Герои и мародеры
3. Глава III. Граф Нарцисс
4. Глава IV. Красивый миф
5. Глава V. Советы мудрецов
6. Глава VI. Без жертв и разрушений
7. Глава VII. Как в дешевом водевиле
8. Глава VIII. Снова труп. Снова Горин

Расследования

Тольяттинский хоккеист Кондратьев хотел открыть детскую школу, ...
Мертвая женщина в «Гранте» и прощальное сообщение
В Тольятти посчитали количество неверовских. Цифра впечатляет
В Самаре обезврежен охотник на девушек: первые подробности
Блогер Бомбер, водка и смерть экс-директора школы: подробности ...
Тольяттинский опер Валерий Фильчаков
Доказательства высадки «Летучего отряда Кадырова» в Норвегии ...
Близкие к единороссам спортсмены-кавказцы запугивали ...
АТВ_подарки



Криминальная история Тольятти

Наследство мертвецов. Часть II.

Глава VI.
Без жертв и разрушений

1

Оставшись в одиночестве, Артем начал прикидывать, какую глупость еще способен отмочить Горин, чтобы его припугнуть. Сидеть в позе «ласточки» становилось невыносимо. Размышления Глинского внезапно прервал губастый детина, беспардонно ввалившийся в кабинет. Судя по облику, записной опер. Догадка Артема стала очевидной, когда взгромоздившийся на стул Горина детина открыл рот.

— Вот ты где! Весь этаж оббегал, чтобы найти! Давай, колись! — скомандовал губастый мерин.

— В очередь сначала встань.

— Что?! — опер аж подпрыгнул от неслыханной дерзости. Его подвижная небритая харя покрылась красными пятнами. — Да я тебя, бычара!

Артем был утомлен этим театром абсурда. В голове крутилась лишь одна мысль — когда снимут проклятые наручники.

— Похоже, произошло какое-то недоразумение, — негромко сказал он, стараясь не встречаться глазами с опасным человеком, в предвкушении захрустевшим суставами пальцев.

Громила, напротив, искал его взгляд. Затем медленно, с ленцой привстал и занес ладонь для удара. Артем зажмурился, ожидая получить увесистую оплеуху.

— Отставить вольности, Кутепов!

Артем приоткрыл глаза и даже с радостью увидел Горина, возвышавшегося над подчиненным.

— Сан Саныч, вы же сами сказали: задержанного допросить, о результатах доложить, — с непониманием и обидой отозвался опер.

— Баран! Задержанный Кидняков находится в кабинете № 311. Номер моего кабинета — 317. Пора бы запомнить!

— Мне же сказали: который пристегнутый...

— Про подбитый глаз тебе не сказали?

— Так это недолго исправить... — упрямо прогудел расстроенный опер.

— Исчезни!

— Слушаюсь, — Кутепов с виноватым видом поплелся к выходу.

В этот момент в коридоре раздался шум, который стремительно нарастал. Послышался топот ног и голоса, много голосов, крикливых и раздраженных. До Артема уже долетали обрывки фраз:

— Минуточку! Попрошу удостоверение!

— С дороги!

— Как вы не смеете?!

— Вы знаете, кто я такой?!

— Александр Александрович на совещании! — прозвучал испуганный, но не потерявший величия голос секретарши, в возникшей суматохе перепутавшей, что Горин должен быть на срочном выезде. Артем представил, как ее внушительная фигура грозно и стремительно форсирует пространство между аквариумом и кабинетом, пытаясь перекрыть подходы к двери.

Похоже, именно так все и было. Следующее, что услышал Артем, было настоятельное:

— Гражданка, будьте добры, отодвиньтесь.

2

Надо думать, сотрудники УБОП каким-то образом пытались остановить Шитова, при этом держались на некотором расстоянии, словно он был окружен непреодолимым силовым полем.

Дверь распахнулась, словно от внезапного порыва ветра, и ударилась о стену. В кабинет ворвался Наиль Шитов, начальник татищевского отдела ФСБ. За ним ввалилось несколько гомонящих сотрудников Горина, среди которых был недоумевающий Кутепов, которого занесло обратно на людской волне. Надо думать, сотрудники УБОП каким-то образом пытались остановить Шитова, при этом держались на некотором расстоянии, словно он был окружен непреодолимым силовым полем. Горин вскинул брови, но его короткое замешательство тут же испарилось. Он помялся с ноги на ногу, словно прикидывая, сумеет ли проникнуть сквозь невидимый энергетический щит визитера.

— Думаю, мне можно не представляться, — уверенно сказал Шитов, критически оглядев помещение и остановив черные миндалины глаз на Артеме.

Горин дал едва заметный знак. Подчиненные мгновенно замолчали. В прихожей было тесно, но милиционеры, сгрудившись, не шли дальше невидимой границы, словно боялись, что их энергетическая защита незваного гостя ударит убийственным разрядом.

Воображаемая преграда все же оказалась преодолимой. Горин рискнул приблизиться к Шитову и протянуть волосатую длань. Гэбэшник вяло, с явной неохотой ответил на приветствие. Обращаясь к высокому заместителю начальника УБОП, малорослый Шитов запрокинул подбородок:

— Что за безобразия у вас творятся, товарищ Горин? Почему журналист в наручниках? Отвечайте.

— При всем уважении. Я не обязан перед вами отчитываться, Наиль Ринатович, — с грубоватым простодушием ответил Горин.

— Еще как обязаны, и вы это прекрасно знаете. Конечно, можете не давать отчет. Но в таком случае последствия беззакония, которое вы устраиваете, будут очень печальными. Вы даже не представляете, насколько.

— Это угроза? — Горин вплотную придвинулся к Шитову. Ему не хотелось пасовать перед подчиненными. В то же время он должен был прекрасно понимать, что перечить чекисту чревато. Опера дружно сделали шаг назад, точно приближение начальника отодвинуло силовое поле в их направлении.

— Скорее призыв к благоразумию, — Шитов спокойно зрил снизу вверх на Горина.

Игра в гляделки продолжалась мучительно долго. Уступать никто не собирался. В сложившейся диспозиции преимущество вроде бы было за Гориным. Однако Шитов, судя по уверенности, сквозившей в его манере держаться, был иного мнения. Опера начали заговорщицки перешептываться, словно намеревались по условному сигналу исподтишка напасть на начальника отдела ФСБ.

Ситуация требовала срочной разрядки. Артем решил вмешаться, а заодно напомнить о своем присутствии.

— Александр Александрович, спасибо за эксперимент с наручниками, о котором я вас попросил. Я на собственном опыте убедился в том, что от них задержанный вряд ли избавится. Загнутые скрепки и отмычки всякие только в кино помогают. Короче эксперимент любопытный, но мне пора идти.

Шитов и Горин практически одновременно и с готовностью повернулись в сторону журналиста. Теперь будет подразумеваться, что они разошлись мирной ничьей, без разрушений и жертв. Горин соображал, как дальше поступить с Артемом, который вроде как пришел на выручку. Он привычным жестом помассировал шею и двинулся к экзотическому стулу, на ходу извлекая из кармана заветный ключик. Горин наклонился к Артему, сказав достаточно громко, чтобы слышали все.

— Больше повторять не собираюсь — доверь работу профессионалам.

Щелкнул механизм наручников и Артем обрел долгожданную свободу. Если бы его сейчас попросили взять карандаш со стола, у него вряд ли это вышло. Верхние конечности совсем потеряли чувствительность, мышцы одеревенели, как после тренировки с непривычными нагрузками.

— Забирайте! Мне он даром не нужен, — пренебрежительно бросил майор, словно он все равно планировал выбросить журналиста на помойку.

При всем комизме ситуации Артема это задело, хотя он много лет назад дал себе зарок не обижаться на ментов, коллег, убогих и сумасшедших.

— Только не думайте, что кому-то оказываете одолжение, — покачал пальцем Шитов. — Напротив, это вы будете обязаны мне и журналисту, если не всплывет безобразный инцидент. Артем, желаешь сделать официальное заявление?

— Собственно, заявлять-то не о чем, Наиль Ринатович. Наверно, трудно поверить, но вы действительно оказались свидетелем журналистско-следственного эксперимента, который был призван проверить надежность специального средства, стоящего на вооружении органов внутренних дел.

Шитов глянул на Артема как на ярмарочного дурачка, но промолчал.

— Если забыли где выход, мои сотрудники вас проводят, — сказал Горин с плохо скрываемым раздражением.

— Сами найдем. Пошли, Артем.

Баскетбольная команда оперов послушно расступилась перед щуплым Шитовым, который двигался словно волнорез. Артем держался строго в фарватере начальника местного отдела ФСБ. Ему хотелось быстрее убраться из этого неприветливого кабинета, от этих неприветливых людей, смотрящих вслед с враждебной издевкой. Шитов, однако, шел без особой торопливости. Положение не позволяло излишней суеты.

3

Какую гамму чувств переживают уголовники, которые оказываются на свободе после нескольких лет отсидки? Недолгого подневольного нахождения в стенах обычной ментовской конторы Глинскому с лихвой хватило, чтобы ощутить значительную разницу между пребыванием здесь и «там». Да люди после «зоны» должны землю целовать и кубарем кататься от счастья! Об этом думал Артем, оказавшись за воротами здания УБОП. А так же о том, каким образом он будет объясняться с начальником местного отдела ФСБ.

— Спасибо, Наиль Ринатович, что выручили, — начал Артем. — Был приятно удивлен вашим появлением.

— Значит, увиденное мною все-таки не являлось журналистско-следственным экспериментом?

— А как вы сами думаете?

— Я хочу лично от тебя услышать, что я увидел. И что было между тобой и товарищем Гориным, прежде чем это случилось. Пройдемся немного, — предложил Шитов, взяв Артема под локоть и зашагав по тротуару. Они пошли так, как прогуливаются отпускники, которым совершенно некуда спешить. — И вернемся к нашему недавнему телефонному разговору, если ты не против.

Они пошли так, как прогуливаются отпускники, которым совершенно некуда спешить. — И вернемся к нашему недавнему телефонному разговору, если ты не против.

По бульвару Космонавтов, находившемуся вдалеке от деловой активности, гулять было приятно. Сегодня он находился на городской периферии, хотя в советские времена жилье на Космонавтов считалось элитным. Прохожие с завистью и любопытством заглядывали в квадратные окна опрятных домов за высоким забором, словно перенесенных с альпийского курорта и выставленных напоказ, чтобы простой трудовой люд знал, к чему ему бесполезно стремиться. Фигурно постриженные зеленые кусты, дорожки из гравия, выбеленные бордюры, бесшумные автоматические ворота, стилизованный под беседку пункт охраны на въезде — это было совсем не по-нашему, это был почти сюрр. Прохожие оживленно спорили, кто именно обитает за тем или иным окошком, прикрытым ненашенскими жалюзи, и какой смерти заслуживает зажравшийся буржуй.

Сегодня на улице Космонавтов доживали свой век заслуженные пенсионеры-номенклатурщики, отставные военные и руководители предприятий. Они выгуливали дрожащих лупоглазых собачек, играли в шахматы, смотрели спортивные передачи и строчили лживые, никому не интересные мемуары.

Краем зрения Артем заметил, что черный «БМВ», припаркованный на противоположной стороне проезжей части в тени деревьев, заурчал и плавно двинулся за ними. Журналист и чекист с минуту шли молча.

— Собственно, у меня от вас нет никаких тайн, Наиль Ринатович, — наконец сказал Артем. — Если вкратце, я собираю информацию о погибшем профессоре Клевлине, на похоронах которого вы присутствовали. В последние месяцы ученый занимался раскопками на Старогородском кладбище, в организации которых ему помогал ректор ТаГУ Николай Стеклов. Я выяснил, что заместитель начальника УБОП Горин проявляет странный интерес ко всему, что связано с профессором. Возможно, Александру Александровичу показалось, что я ему мешаю, и он устроил представление, которое должно было охладить мой пыл.

— Ну и как — охладило?

Казалось, Шитов думал о чем-то своем. Он смотрел прямо перед собой, словно опасался потерять из поля зрения важную цель.

— Что?

— Пыл. Представление охладило?

— Если честно, мне пока наоборот жарковато.

— Артем, буду с тобой откровенен. Горин, конечно, перегнул палку, но в одном он прав: ты немножко увлекся. Возникли обстоятельства, ввиду которых журналистское расследование тебе желательно приостановить. И не спрашивай какие — не скажу. Этого разговора между нами тоже не было, понимаешь?

Начальник местного отдела ФСБ запел песню, мотивы которой Артему только что отчетливо слышались в кабинете заместителя начальника местного отдела УБОП. Само собой, он все прекрасно понимал. Так же он осознавал, что из Горина и Шитова больше не вытащить ни слова. Оба начинали с обнадеживающих «на чистоту» и «откровенно», а заканчивали категоричными «не могу» и «нельзя».

Изъясняться загадками, кодами, но чтобы при этом компетентный собеседник мог хотя бы уловить суть сказанного — характерная черта силовиков и политиков. Они обожают окутывать себя ореолом таинственности, присутствие которого в их сознании, по утверждению знакомого альтернативного психолога, кроме прочих чувств, вызывает ни с чем несравнимые сексуальные ощущения. Бывало, что респонденты Артема обходились без упоминания событий и имен, но звучавшие из их уст намеки, а так же многозначительные паузы и недомолвки давали богатую пищу для размышлений.

Горин и Шитов не только избегали осторожных намеков. Они прибегли к небрежно завуалированным угрозам. Артем полагал, что УБОП и ФСБ ведут расследование причин гибели профессора Клевлина и, скорее всего, идут параллельными курсами. Хотя Артем больше придерживался другого варианта развития событий. Горин повел самостоятельную игру, а Шитов вообще не был в курсе дела, пока его не попросил позвонить Артему Николай Стеклов. Ректор ТаГУ, наверно, посчитал, что взболтнул лишнего, поэтому решил пойти на контрмеры. Выходит, теперь следует ждать дополнительных неприятностей еще и со стороны ФСБ.

Шитов остановил журналиста и продолжил со строгой внушительностью:

— Может, все-таки тебе стоит послушаться товарища Горина? Ох, как я не хочу, чтобы ты и твоя газета достались его ретивым мальчикам. Ты же не хочешь, чтобы «Татищевский Вестник» вдруг перестал выходить? Лично я не хочу. Подумай, сколько людей по твоей милости в одночасье могут остаться без работы. Подумай хорошенько, Артем.

Начальник местного отдела ФСБ остановил черные глаза на лице журналиста. Судя по едва заметной полуулыбке, Шитов в процессе краткого наблюдения сделал для себя положительные выводы. Он протянул на прощанье маленькую сильную руку и проворно прыгнул в «БМВ», подкравшийся к обочине. Приблизившись к перекрестку, иномарка стала послушно ждать разрешающего сигнала светофора.

Права на книгу «Наследство мертвецов» принадлежат ее автору, они охраняются Законом о защите авторских прав и Гражданским кодексом РФ. Любые перепечатки текста и рисунков в офлайновых изданиях без согласования с автором категорически запрещаются. В онлайновых изданиях разрешается перепечатывать текст и рисунки при условии указания автора и активной гиперссылки на TLTgorod.Ru.

Просмотров: 20411

Мнение посетителей:




Функция комментирования временно недоступна...




1 2 3 4 5  6  7 8
2009 - 2019 © Информационный портал "ТЛТгород.ру". 16+
Использование любых материалов сайта TLTgorod.ru допускается только со ссылкой на издание, с указанием названия сайта. При использовании любых материалов TLTgorod.ru в интернете обязательна гиперссылка (активная ссылка) на конкретную страницу сайта, с которой взята информация, размещенная не позже первого абзаца публикуемого материала.
Разработка сайтов в тольятти web-good.ru
Редакция   Посещаемость   Реклама   Сообщить об ошибке    
LiveInternet