ТЛТгород.ру - городской информационный портал Тольятти. Все новости города. 16+В сентябре портал посетило 521 036 человек, 1 831 162 просмотров. Реклама на сайте
  
Погода сегодня
-5°
главная новость Тольятти
66,8497  нефть 86,11
€ 75,8076  золото 1202,1
БизнесНовостиВидеоФотоотчетыКриминалРасследованияТочка зренияОбъявленияРаботаКлубыАфишаКиноафишаеще

Происшествия

(видео) Сосед с третьей попытки украл аккумулятор с «Нивы ...
Студент колледжа совратил школьницу под Сызранью
В Тольятти подросток дал отпор уличному грабителю
Гибель матери и ребенка с ДЦП в Тольятти: возбуждено ...

Усадьба




Журналистские расследования

Забытый Тольятти. Часть 65. Олег Хромушин: "Моя "сталинская" академия"


Олег Николаевич Хромушин

Олег Николаевич Хромушин

Авторский проект Сергея Мельника

 

В лагерях их называли «фашистами»

 

Свои лагерные годы на Волго-Доне и строительстве Куйбышевской ГЭС известный питерский композитор, автор множества веселых пионерских песен и кантат Олег Хромушин* десятилетиями старался «не афишировать» – надо ли объяснять, почему? В брошюре о его жизни и творчестве, выпущенной в 1986 году издательством «Советский композитор», период этот просто-напросто пропущен. А бодрые фразы автора очерка о том, чем занимался Олег Николаевич с 1950 по 1954 годы (вроде той, что перспективе сделать карьеру военного дирижёра он «всё-таки предпочел вольную жизнь "на гражданке"») звучат двусмысленно, если не сказать цинично...
Но настали иные времена. В поисках бывших узников Кунеевлага на строительстве Куйбышевской ГЭС, встречу которых тольяттинский "Мемориал" провёл в нашем городе осенью 1990 года, я нашёл ленинградский адрес Хромушина и попросил его поделиться воспоминаниями о «вольной жизни». Ответ – довольно подробный, практически на все мои вопросы – пришёл довольно скоро. Вот эти воспоминания**.
 

Олег Хромушин: Моя «сталинская академия»

 

От Ставрополя на Кавказе до Ставрополя на Волге

 

...Мы не успели эвакуироваться: 3 августа 1942 года немцы вошли в мой родной Ставрополь (на Кавказе. – С.М.). Мне было 15 лет – десять из них я прожил в этом небольшом, но очень зелёном северокавказском городке. Во время оккупации родители нигде не работали, а я халтурил на домре-теноре в оркестре народных инструментов, созданном нашим бывшим пионерским руководителем на частных условиях. Мы выступали перед населением, зарабатывая первые в своей жизни гонорары.
Соцгород будущего Тольятти, 1954 г.

Соцгород будущего Тольятти, 1954 г.

Справа налево: И. Комзин, Ф. Панфёров, А. Коптяева. 23.08.1957 г

Справа налево: И. Комзин, Ф. Панфёров, А. Коптяева. 23.08.1957 г

Всё бы ничего, но однажды я проявил патриотизм, который много позже сыграл со мной злую шутку. Как-то, прогуливаясь по улице и читая всевозможные объявления, я обнаружил на стене листок с частушками, ругающими Сталина и вообще нашу систему. И тут во мне сыграла сталинская закваска, заложенная в наши пионерские души 30-х годов. Возмущённый за своего вождя, я сорвал листок и отдал своему руководителю...
После оккупации я шесть лет служил в армии. Наша часть воевала и на Западе, и на Востоке. А в апреле 1950 года был арестован по 58-й статье, 1-а («измена Родине») по обвинению в написании частушек антисоветского содержания в 1942 году. Понятно, что под воздействием «определённых мер» (бьют, пока не сознаешься) я сознался в своем «авторстве» и был осуждён на 10 лет лагерей и 5 лет «по рогам» – поражения в правах...
Суд проходил в Краснодаре, в военной контрразведке (Смерш МГБ СССР) 24 мая 1950-го, накануне моего дня рождения (Олег Хромушин родился 25 мая 1927 года. – С.М.). Суд напоминал конвейер большого завода. Подсудимых было много, человек десять-пятнадцать. Каждого вызывали в зал на 10-15 минут, там совершался «обряд». Наконец, очередь дошла до меня. Небольшой зал был пуст, там сидело трое военных. Председатель в генеральских погонах. Естественно, ни прокурора, ни адвоката. Генерал зачитал обвинительное заключение. Потом пошли вопросы. Атмосфера была вполне миролюбивая, как будто мы обсуждали не судьбу человека за решёткой, а проблему устройства его в престижный санаторий. Я же не знал, что мой приговор был заранее подготовлен, и весь этот цирк разыгрывался для протокола, который вёл офицер-секретарь.
«Тебе повезло, парень, – сказал мне потом конвоир. – Они тут всем чешут по четвертаку».
В своём последнем слове я просил не трогать моих родителей, в то время переехавших в Ростов-на-Дону (и нужно сказать, что ни родители, ни другие мои родственники из-за меня не пострадали).

«Меня спасла музыка»

Я попал на строительство канала Волга-Дон. Год проработал на сталинградском лесозаводе им. Куйбышева (грузили бревна). А потом музыка меня выручила: я был назначен дирижёром духового оркестра стройки – разумеется, состоящего из музыкантов-заключённых.
Анатолий Владимирович Бачурин

Анатолий Владимирович Бачурин

В 1952 году (31 мая. – С.М.) Волго-Дон официально был построен. Были награды, амнистия, но нашей статьи всё это не коснулось. В марте 1953-го, как известно, умер Сталин, и смерть его послужила поводом для освобождения из тюрем и лагерей уголовной братии (кстати, довольно быстро возвращённой в свои «родные места»).
Летом 1953 года мы с одним музыкантом, трубачом Николаем Мишениным, написали заявление в ГУЛАГ с просьбой отправить нас на Куйбышевскую ГЭС, где можно было, работая, получить зачёты. К нашему удивлению, ответ пришел довольно быстро, и уже в сентябре мы спецнарядом были отправлены по этапу, через Сызранскую пересылку на Куйбышевскую ГЭС. Спецнаряд предписывал нам работу по специальности – или в оркестре, или в культбригаде. 
Очень запомнился мне разговор с начальником культбригады. Это был довольно энергичный подполковник внутренней службы, который приветливо меня принял, выказав радость прибытию новых кадров в искусстве. Но как только узнал, по какой статье я сижу, его радость как ветром сдуло. (Заключённые, имеющие 58-ю статью, были обязаны работать только на общих работах, особенно по ст. 58-1-а). Его откровенная враждебность к «врагам народа» вылилась на меня вся без остатка – я пошёл на общие работы.
Мы строили Соцгород, а наш лагерь размещался ещё дальше от центра Ставрополя (я имею в виду то место, где когда-то располагался клуб "Гидростроитель", километрах в трёх-четырёх от строительной зоны. Старый Ставрополь ещё не был затоплен, но уже переезжал на новое место. Мы строили деревянные домики-коттеджи: наша бригада занималась малярными работами.
«Население» нашего лагеря было в основном политическим, поэтому обстановка (я имею в виду общечеловеческий климат) была, в общем, спокойной, почти нормальной – если, конечно, пребывание в лагере можно считать нормальным явлением. Среди политических было довольно много «двадцатипятилетников»-военных, которые сражались на стороне немцев. Были идейные противники советской власти. Были люди, запутанные войной. Были просто несчастные, безграмотные люди, которые не понимали, за что им дана 58-я статья. Были, конечно, и бытовики, в основном связанные с хищениями на производстве. Профессиональных воров не было. Поэтому я не помню, чтобы в нашем лагере были какие-то «взрывы страстей». Но гласность была стопроцентная! Вслух несли и Сталина, и партию, и всю систему социализма. Кстати, те, кто ругал советскую власть, работали на стройке лучше всех. И для себя я уже тогда отметил, что так себя могут вести только порядочные люди.
Не забудьте, что эта обстановка конца 1953-го и начала 1954-го, после смерти Сталина, была выжидательной, поэтому отношение охраны лагеря к з/к была намного демократичнее, чем, скажем, раньше на Волго-Доне.
О. Хромушин в Новосибирской оперетте, 1967 г.

О. Хромушин в Новосибирской оперетте, 1967 г.

А вскоре вышел указ Президиума Верховного Совета СССР о «несовершеннолетних преступниках», и 11 июня 1954 года я был освобождён. Однако ещё полтора года проработал в клубе «Строитель» на ВСО-5, создал довольно мощную самодеятельность, которая заняла 3-е место по Куйбышевской области. Я этим очень гордился...

 

Духовная жизнь лагерей

Если затронуть духовную жизнь лагерей, то она порой была намного выше духовной жизни не только сел и деревень, но и многих городов Советского Союза. Ведь какие люди были упрятаны за решётку! Например, нашей культбригадой на Волго-Доне руководил один из крупнейших хоровых дирижеров страны Самуил Карлович Мусин: до войны он был главным хормейстером Ансамбля имени А. Александрова, а после войны – художественным руководителем Ансамбля песни Всесоюзного радио. Гениальный дирижёр! Он дал мне очень многое: и музыкальный вкус, и музыкальный интеллект. Ведь то, что я не попал в культбригаду, не мешало мне торчать там всё свободное время (благо, она дислоцировалась в нашем лагере), и отношение ко мне было самое тёплое. Кстати, с Мусиным мы встретились потом в 1967 году в Новосибирске, где ставилась моя оперетта «Франсуаза». Он тогда преподавал в Новосибирской консерватории...
Художник в культбригаде был из Большого театра, солисты – из различных театров страны. Среди них, например, Иван Постников, премьер Ростовской оперетты; Нила Грицко, певица, племянница одного очень известного украинского певца; Зиновий Цильман, артист МХАТа.
На Волго-Доне мы поставили оперетту «Свадьба в Малиновке», которая, как на Бродвее, целый год каталась по всем близлежащим лагпунктам – и не по одному разу! – обслуживая и заключённых, и вольнонаемных. В дальнейшем, когда я работал на ВСО-5, кадровая политика клуба «Строитель» решалась за счёт музыкантов, освобождающихся из лагерей. С «лагерной наукой», я думаю, дело обстояло ещё лучше (читай в «Круге первом» А. Солженицына).
Если бы я не занимался музыкой в лагере, на воле меня бы никто не знал как музыканта. А так я был известен за пределами лагеря среди молодежи. Поэтому мое освобождение и дальнейшая музыкальная работа были «в зоне внимания» молодых специалистов Ставрополя. Особенно я благодарен семье Бачуриных, которая практически приютила меня после лагеря: Анастасия Семёновна и шестеро детей – Анатолий***, Маня, Владимир, Тамара, Светлана и Валерия...
Могила О. Хромушина на Новодевичьем кладбище СПб

Могила О. Хромушина на Новодевичьем кладбище СПб

С Мурысевым, в то время парторгом ЦК, был знаком и бывал у него дома, так как преподавал фортепиано его дочери. Я жил тогда на ВСО-5 и он присылал за мной машину. Первым секретарём Куйбышевского обкома КПСС он стал позже, когда я уже был в Ростове-на-Дону.
С Комзиным у меня было две любопытных встречи. Последняя – в 1957 году, когда я приехал в гости к Бачуриным и меня пригласили на пикник высшего руководства. С аккордеоном, естественно. На катере по Жигулевскому морю мы приехали в какое-то лесистое место. Пикник был посвящен известному писателю Федору Панферову и его жене Антонине Коптяевой. Принимал их Комзин и его окружение...
Один вор, еще на Волго-Доне, сказал мне, что есть две категории людей, пользующихся у «блатных» относительной неприкосновенностью: это врачи и артисты. «Врачи, – сказал он, – нас лечат, а артисты развлекают». Не берусь судить о достоверности этих слов, но отношение ко мне во всех лагерях, где я пребывал, было довольно лояльным, – и со стороны «блатных», и тем более со стороны «фашистов» (так называли 58-ю статью, к которой принадлежал и я). Конечно, музыка выручала меня на всём моем лагерном пути. Вот один из ярких эпизодов, достойный самого высокого милосердия. Со мной в лагере был аккордеон, на котором я по вечерам, после работы, играл – как для своей бригады, так и для других обитателей лагеря. Играл я по-настоящему профессионально. Репертуар был практически неограничен, так как я мог подобрать на слух любую мелодию и обработать ее по большому классу. Однажды, еще на Волго-Доне, на погрузке бревен, я сильно прищемил руку и неделю не мог играть. Позже, в начале зимы, я чуть не отморозил руки по своей неопытности, пришлось их лечить. И вот тогда моя бригада, во главе с бригадиром И.А. Зозулей, приняла решение отработать за меня три зимних месяца (а для зачёта «один день равен трём» надо было, как и на Куйбышевской ГЭС, давать 151% нормы!), чтобы я поберёг свои руки и мог заниматься музыкой. И отработала. Разве можно такое забыть?..

Безграмотный тиран – трагедия нации

Надо сказать, что до ареста у меня не было никаких экстремистских настроений. Я был лояльным комсомольцем, преданным делу Ленина-Сталина, не сомневающимся в генеральной линии партии и уверенным в том, что «Великие Стройки Коммунизма» создаются десятками тысяч комсомольцев-энтузиастов. Не будь ареста, я, наверное, был бы или военным дирижёром, или комсомольским, а затем партийным функционером. Волго-Дон впервые поколебал мои «правильные» идеологические воззрения, когда я увидел этих самых «добровольцев-энтузиастов» в количестве 300 тысяч заключённых (по неофициальным данным), а Куйбышевская ГЭС только закрепила прозрение (напомню, по официальным данным через Кунеевский ИТЛ прошли около 220 тысяч узников ГУЛАГа. – С.М.)
Уже много позже, – когда я понял, что мы живем прошлым («как плохо мы жили раньше») и будущим («как хорошо мы будем жить!»), пролетая над настоящим, всё более и более опутываемым неразрешимыми проблемами, – уже тогда я, да и не я один, понял, что безграмотный человек, имеющий сильную волю и захвативший неограниченную власть, – это трагедия науки и культуры, трагедия мыслящих людей (независимо от их классовой принадлежности), это трагедия нации...
Олег Хромушин, август 1990 г.
____________
Необходимое послесловие
По воспоминаниям вдовы Хромушина, Олег Николаевич рассказывал: стряпая в 1950 году обвинительное заключение, чекисты ухитрились приписать ему, что он был чуть ли не личным музыкантом Гитлера (это в 14-то лет!). До 1990-х годов он принципиально не подавал прошение о реабилитации – будучи убеждённым, что государство само должно перед ним извиниться. А в 1991 году, написав-таки заявление, из Краснодара получил отказ в реабилитации. «Вы можете себе представить?! И тогда я в первый раз в жизни сказала: "Если тебя не реабилитируют, мы уедем из страны". Правда, очень скоро последовал звонок из Москвы. Перед ним наконец извинились»…
До 1991-го композитор, получивший к тому времени мировую известность, был невыездным. По словам Нелли Хромушиной, с предложением о сотрудничестве к нему неоднократно обращались продюсеры из Франции, США, Великобритании (в частности, представители фирмы EMI) – но официально это было абсолютно невозможно: по сути, государство монопольно распоряжалось его творчеством.
Оказавшись всё-таки с концертами в Соединенных Штатах (в семейном архиве есть фотографии, где он общается с другим опальным питерцем – Нобелевским лауреатом Иосифом Бродским, с которым дружил), не имевший прежде возможности слушать лучшие образцы американской симфонической музыки, Хромушин услышал: «Ну, вы просто совершенно идентичны Бернстайну».
Человек, прошедший ГУЛАГ, был, пожалуй, единственным в СССР мажорным композитором…
Воспоминания вдовы композитора записаны при подготовке многосерийного фильма "Половина века" («Лада ТВ – ТНТ», 2004 г.) – замечательного, но, к сожалению, не завершённого телепроекта, литературный сценарий для которого готовил автор этой публикации.
_________
Примечания:
* Хромушин Олег Николаевич (1927 – 2003) – композитор, дирижер.
За участие в Великой Отечественной войне и разгроме Квантунской армии удостоен благодарности Верховного Главнокомандующего, награжден орденом «Отечественной войны" II степени.
В 1950-1954 – заключенный по политической 58-й статье, отбывал наказание на строительстве Волго-Донского канала и в Кунеевлаге на строительстве Куйбышевской ГЭС. Реабилитирован в 1991 году.
Заслуженный деятель искусств России. Лауреат премии Президента РФ в области культуры и искусства. Кавалер Ордена Дружбы и др.
(Более полная биографическая справка, например, здесь).
** Впервые эти воспоминания были опубликованы в тольяттинском еженедельнике «Презент Центр» (28 октября 2000 г.). Впоследствии текст вошёл в сборник «Политические репрессии в Ставрополе-на-Волге в 1920–1950-е годы: Чтобы помнили… (под ред. Н.Я Ялымова; Тольятти : Центр информ. технологий, 2005) и были воспроизведены в электронной базе данных "Воспоминания о ГУЛАГе", составленной Музеем и общественным центром «Мир, прогресс, права человека» имени Андрея Сахарова при поддержке Агентства США по международному развитию (USAID), Фонда Джексона (США), Фонда Сахарова (США).
*** Анатолий Владимирович Бачурин – ветеран Куйбышевгидростроя, с 1953 года работал прорабом, инженером производственно-технического отдела района арматурно-сварочных работ. В1959-м создал отдел капитального строительства при Ставропольском горисполкоме. С 1962 года – главный архитектор г. Ставрополя-Тольятти. В 1971-1974 гг. – заместитель председателя Тольяттинского горисполкома. С 1978 года несколько лет был вторым секретарём горкома КПСС. (По: Созидатели: Строительный комплекс Ставрополя-Тольятти. 1950-2000 / под ред. С.Г. Мельника. – Тольятти: «Этажи-М», 2003).
© Мельник Сергей Георгиевич 
Фотографии из архива автора и открытых источников
21 марта 2013 г.
Просмотров: 34642
часть 1 авторский проект сергея мельника | часть 2 проект сергея мельника | часть 3 авторский проект сергея мельника | часть 4 авторский проект сергея мельника | часть 5 авторский проект сергея мельника | часть 6 авторский проект сергея мельника | часть 7 авторский проект сергея мельника | часть 8 авторский проект сергея мельника | часть 9 след передвижника | часть 10 ставропольская заутреня | часть 11 последний реформатор | часть 12 кузница октября | часть 13 курорт для музы | часть 14 местный первогерой баныкин | часть 15 погибель «орла» ингельберга | часть 16 беспощадный царь | часть 17 жигулевский горец | часть 18 пир на пепелище | часть 19 обломок мира | часть 20 это нужно не мертвым | часть 21 тринадцать невинных героев | часть 22 кирпичи коммунизма | часть 23 великий зодчий и карьеристы | часть 24 от лукавого | часть 25 с тольятти на «ты» | часть 26 автоваз – дитя авантюры | часть 27 «копейка» ваз сбережет | часть 28 "вертикаль" каданникова | часть 29 завещание строительного бога | часть 30 амбразура мурысева | часть 31 непотопляемый березовский | часть 32 полный откат! | часть 33 черный список | часть 34 каменный сад | часть 35 конь масти «металлик» | часть 36 юбилею gm-автоваз посвящается | часть 37 помни о спиде как частный случай memento mori | часть 38 чистое ремесло левицкого | часть 39 жизнь с протянутой рукой | часть 40 битва с «апостолом» | часть 41 от «паккарда» сталина до «жигулей» | часть 42 инаколюбие | часть 43 темницы рухнут, и… | часть 44 а завтра его не стало | часть 45 не ржавеет в душе бронепоезд | часть 46 призрак вандализма | часть 47 воздержание власти | часть 48 кресты и звезды на обочине | часть 49 кисельный берег | часть 50 здравствуй, инфекция! | часть 51 пять соток xxi века | часть 52 как варяги брали город | часть 53 антология страха | часть 54 последний из ставропольчан | часть 55 последний из ставропольчан (окончание) | часть 56 мир грёз рафа сардарова | часть 57 пионерский троллейбус | часть 58 материте, но не убивайте! | часть 59 портпосёлок преткновения | часть 60 письма дышат войной | часть 61 ловля комет оптом и в розницу | часть 62 "меня всегда манила тайна смерти" | часть 63 старше женского праздника | часть 64 меняю тольятти на тоталитарную секту | часть 65 олег хромушин: "моя "сталинская" академия" | часть 66 "все свиньи равны" по-тольяттински | часть 67 ноу-хау тольяттинского инженера мухина | часть 68 андрей эшпай: запомните – я был на передовой | часть 69 как в тольятти «сдали» жданова | часть 70 эпицентр, или что известно «экстремистам» | часть 71 эпицентр-2: тольятти примет удар первым | часть 72 наш прогрессирующий паралич – самый-самый | часть 73 генерал из волжского ставрополя | часть 74 борковский комдив | часть 75 обыкновенный садизм | часть 76 румянец терроризма | часть 77 чужая земля | часть 78 быть бы живу | часть 79 никогда так не врут, как перед выборами | часть 80 никогда так не врут, как перед выборами (окончание) | часть 81 русская ветвь | часть 82 благодаря и вопреки | часть 83 изгнанник века | часть 84 эта странная смерть | часть 85 неизвестная гэс в жигулях начало | часть 86 неизвестная гэс в жигулях (окончание) | часть 87 тольяттинский курчатов | часть 88 первый антиглобалист | часть 89 рождённый для оттепели начало | часть 90 рождённый для оттепели окончание | часть 91 бреющий полёт автоваза над долговой ямой | часть 92 тольятти – город прожектёров и авантюристов начало | часть 93 тольятти – город прожектёров и авантюристов продолжение | часть 94 тольятти – город прожектёров и авантюристов окончание | часть 95 тольятти на перепутье: заметки наблюдателя | часть 96 александр зибарев: за и против | часть 97 пьеса для трубы ваз на сером фоне российской обыденности | часть 98 город, ваз и время «белого нала» | часть 99 а ясинский: город, ваз и время «белого нала» окончание | часть 100 сошедшие со звезды | часть 101 предпоследний приют | часть 102 "сказание о земле сибирской" судьба прототипа | часть 103 иван, помнящий родство | часть 104 кто сказал, что война позади? | часть 105 посланец стройки коммунизма | часть 106 медаль рожденному в тольятти | часть 107 девочка в шлеме | часть 108 война и мир васи жилина | часть 109 огонь на поражение в тольятти по-прежнему убивают | часть 110 у каждого мгновенья свой акцент | часть 111 песня о гоголе | часть 112 гуси и лебеди | часть 113 акопов в ответе за все | часть 114 аксаковский уголок | часть 115 весть о без вести пропавшей | часть 116 гость случайный | часть 117 китайская грамота без иероглифов
вернуться назад

Мнение посетителей:




Функция комментирования временно недоступна...




 1  2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43
Crossfit



2009 - 2018 © Информационный портал "ТЛТгород.ру". Свидетельство о регистрации СМИ ФС77-38476 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 18 декабря 2009 года. 16+
Использование любых материалов сайта TLTgorod.ru допускается только со ссылкой на издание, с указанием названия сайта. При использовании любых материалов TLTgorod.ru в интернете обязательна гиперссылка (активная ссылка) на конкретную страницу сайта, с которой взята информация, размещенная не позже первого абзаца публикуемого материала.
Разработка сайтов в тольятти web-good.ru
Редакция   Посещаемость   Реклама   Сообщить об ошибке    
LiveInternet