ТЛТгород.ру - городской информационный портал Тольятти. Все новости города. 16+В октябре портал посетило 138 650 человек, 1 199 540 просмотров. Реклама на сайте
  
Погода сегодня
+5°
главная новость Тольятти
64,2009  нефть 86,11
€ 70,6724  золото 1202,1
БизнесНовостиВидеоФотоотчетыКриминалРасследованияТочка зренияОбъявленияРаботаКлубыАфишаКиноафишаеще

Происшествия

(фото) Автоледи будут судить за смертельное ДТП в Самарской ...
(фото) В Тольятти на ходу загорелась маршрутка № 99 с ...
(фото) В Самарской области на берегу озера нашли труп ...
Экс-главу Мирного осудили за злоупотребления полномочиями и ...

Усадьба




Журналистские расследования

Забытый Тольятти. Часть 68. Андрей Эшпай: Запомните – я был на передовой


Андрей Яковлевич Эшпай

Андрей Яковлевич Эшпай

Авторский проект Сергея Мельника

Еще одна увлекательная «глава» для будущей энциклопедии Ставрополя-Тольятти – Андрей Эшпай. Кому не знакомо это имя? 
Казалось бы, как и в случае с Олегом Хромушиным, и в его биографии не осталось места белым пятнам. Но для меня тринадцать лет назад (интервью с маэстро сделано тринадцать лет назад – в дни «Тольяттинской музыкальной осени»-2000), было открытием: его путь к вершинам лежал через войну, застигнувшую его 16-летним. А фронт его начался здесь, «за линией фронта» – в Ставрополе, приютившем в тяжелое для Москвы время Военный институт иностранных языков Красной армии. Еще большим откровением были взгляды Андрея Яковлевича – далекие от циничного, в общем-то, представления, на котором росло не одно поколение советских людей: война всё спишет...

Андрей Эшпай: Запомните – я был на передовой

Звездопад «Тольяттинской музыкальной осени» должен был кто-то открыть. Лучшего выбора не придумать – открыл композитор Андрей Эшпай. Народный артист СССР, лауреат Государственной и Ленинской премий. «Выдающийся художник современности, ярчайший представитель российской музыкальной культуры», «классик второй половины столетия», как писала о нём пресса. Правильно писала, и музыкальные критики грамотно объяснят, почему. Я же, как и многие, знаю его больше по песням: «Серёжка с Малой Бронной», «А снег идёт», «Мы с тобой два берега». По музыке к «Адьютанту его превосходительства» и «Майору Вихрю». К морю других песен и картин, на которых выросло два поколения. Да-да, это тот самый Эшпай...
В Тольятти его звали еще летом – когда, по приглашению вазовской телекомпании и городского краеведческого музея, в санаторий "Лесное" съехались выпускники курсов военных переводчиков при Институте иностранных языков Красной Армии, эвакуированных в годы войны из Москвы. Летом не дозвались. Но на эту «осень» Эшпай приехал не только ради музыки, не только ради концерта с оркестром Алексея Воронцова, но и ради воспоминаний, в том числе о войне. С которыми он, даже если судить по всему написанному, никогда не расставался.
Мы встретились накануне концерта.

«Мы все рвались на фронт»

 
- Андрей Яковлевич, как вы попали на курсы военных переводчиков в Ставрополе? А потом на фронт. Насколько я понимаю, по возрасту вас ещё рано было призывать – восемнадцать вам исполнилось в 1944-м.
- Понимаете, все мы рвались на фронт. Все-все. Только поэтому. Я в эвакуации был в Мариинском Пасаде, в Чувашии. Тогда никто не знал, что война будет такой длинной: я даже не взял тёплых вещей. Потом попал в Чкаловское (Оренбурское) пулемётное училище. Помню, там была страшная муштра – даже не знал, зачем это. Но зато представляете, как знали станковый пулемёт? Могли собрать затвор под одеялом. Это сложная штука, я сейчас не смогу это сделать...
«Лесное», сер. ХХ в. Архив авт. Публикуется впервые

«Лесное», сер. ХХ в. Архив авт. Публикуется впервые

- Руки не помнят?
 
- Да. А трудной мишенью была почему-то бегущий кабан – не какой-то там немец, а именно кабан. Я помню, поразил все мишени и даже получил перед строем благодарность. Но не знаю, зачем была такая муштра, иные командиры просто свирепствовали – если бы они попали на фронт, они бы там получили пулю... Наверное, для того, чтобы фронт показался лёгким. Так и получилось. Но однажды в училище приехал (я даже запомнил его фамилию) подполковник Алексеев – отбирать на курсы переводчиков. Моя мама учительница русского языка, папа – Яков Андреевич – один из основоположников марийской профессиональной музыки. И вообще, в те годы считалось, что грамотный, культурный человек должен знать три языка – французский, немецкий и английский. Поэтому я ребёнком посещал немецкий язык. И этот подполковник прямо сказал: «Армия нуждается в переводчиках». А мы, повторяю, все рвались.
- И вы согласились?
- Я же не мог нарочно написать диктант безграмотно. Так попал в группу курсантов. Мы доплыли до Куйбышева, потом до Ставрополя. Вот так я попал сюда. Я даже не знал, что это институт иностранных языков. Но помню ощущения: места прекрасные, нет этой муштры – и страшно голодно.
Затем, с генералом Биязи, нас перевели в Москву. Мы рвались на фронт, но, как мне показалось, основной контингент института составляли генеральские дети, мальчики и девочки, которые... Нет, я не хочу сейчас никого обижать.
- Не только вам показалось, я разговаривал с другими курсантами...
- Ну да ладно. А потом, когда кончились курсы, я пошел на фронт. Попал во взвод разведки. 146-я стрелковая Островская Краснознаменная дивизия, 37-й стрелковый корпус, 3-я ударная армия, 1-й Белорусский фронт.
- Меня удивляет, как вы всё помните. Не только вы – все фронтовики помнят!
- Ну а как это не запомнить? И я со взводом разведки прошёл войну. Перед Берлином получил полного лейтенанта. Переводы редко у меня были...
На репетиции

На репетиции

Вы знаете, очень интересно. Вот обо мне книжку написали. Я же ничего о себе не знал. Я не знал, что этот институт такой секретный. Не знал, что там готовят профессиональных разведчиков. На фронте я был просто полковой, всё время на передке. И когда писали книгу, нашли наградной лист. Вот видите: «награждаю орденом Красной Звезды лейтенанта Эшпая, военного переводчика, за проявленный героизм и смелость... Эшпай лично принимал участие в боях и вместе с разведчиками вёл бой. Лично им было уничтожено 8 немцев...»

«Я не оставил надпись на Рейхстаге»

 
- И вы узнали это только недавно?
- Я думаю, это надо было для награды. Ведь когда идёт бой, никто точно не скажет, сколько немцев убил лично. Посчитать невозможно.
А что касается перевода – конечно, когда брали языка, я переводил. Помню комичный случай. На нейтральной полосе, без всякого боя, какие-то два заблудших немца. Мы их взяли – оказались музыканты. Накормили. Словом, мы им понравились – ну, русские люди в общем-то добрые. «Только, пожалуйста, нас никуда не отпускайте, – умоляли. – Мы ничего не будем делать, мы с вами будем. Иначе нас убьют...». И не зря боялись. Были случаи, когда пленных вели во второй эшелон и расстреливали: была такая сволочь одна, которая расстреляла человек шесть. Но эта весть моментально распространяется по фронту, и часть, которая стоит перед вами – это уже смертники: с ними воевать невозможно. Такие случаи редки, но были, и этих людей расстреливали...
Или тоже случай – если в кино снять, просто фантасмагория. Мы заняли какую-то деревеньку немецкую, уже выбили их, бой в конце деревни. И там оказался орган. «Лейтенант, сыграй» – они знали, что я музыкант. Говорю: «Ребята, только надо качать меха». Стали качать. А я играю. Не Баха, не Букстехуде, не Райнеке – играю немецкий фокстрот...
В Тольятти, октябрь 2000 г. Фото О. Капитонова

В Тольятти, октябрь 2000 г. Фото О. Капитонова

- Вы, как в песне, шли от «Вислы сонной» и до победы?
- Я же попал на фронт уже в конце 1944-го. Шёл от Магнушевского плацдарма до Берлина. В Лихтенберг вошли 24-го апреля. 26-го или 27-го погибли мои два лучших друга – Володя Никитинский и Гена Новиков, мы бы троицей. А тридцатого нас вывели из боя, потому что все были перебиты – никого не осталось. В Берлин вошёл уже в составе штурмовой группы. Александерплац, потом бои в метро. В Берлине был ад. И даже после 2 мая, когда водрузили знамя. Мне было только 19 лет, когда война закончилась, но люди, прошедшие всю войну, были как мел. Они понимали, что война кончилась – а пуля, смерть гуляет. Ощущение примерно как в игре в карты, я потом это понял. Вот если вы хотите выиграть, вы никогда не выиграете. А когда погибли мои друзья, и я согласился с тем, что и меня убьют, – я остался живой. Если бы я цеплялся за жизнь, я бы погиб. В Берлине-то уцелеть было невозможно – но если бы я попал на Курскую дугу, я бы с вами сейчас не разговаривал. И поэтому когда говорят «переводчик» – меня даже коробит. Это штабная должность, чёрт возьми! А я был на поле, впереди полка со взводом разведки. И всё, что было в песне о Серёжке с Малой Бронной, было у меня в жизни. 
Помню, в Марпосаде, в промерзшем кинотеатре смотрели «Два бойца» – с Бернесом, с Андреевым. Потом, после войны мы с ними подружились. Я жил на Бронной, и у меня полподвала было, и они ко мне через окно ходили. Бернес как-то пришёл: «Есть слова (Евгения Винокурова – очень крупного, но недооцененного поэта), нужна песня». Я прямо при нём сочинил. 
«В полях у Вислы сонной
Лежат в земле сырой» – а там земля сырая была. И я до сих пор считаю: все истинные герои лежат в земле...
«Свет лампы воспалённой» – мама всю жизнь ждала моего старшего брата, который «пропал без вести» (щадящая повестка) в начале войны; потом я узнал, как он погиб – под Ленинградом...
«Друзьям не встать в округе,
Без них идет кино» – ну, снайперски: я ведь в самом конце войны тоже остался без друзей...
«Девчонки, их подруги,
Все замужем давно» – тоже пережито. В 9 классе я дружил с Итой Мейбаум, она была полушведкой. Было какое-то такое романтическое чувство, потом мы переписывались. Но я помню: пишу – и она уже вышла замуж...
- Весь Рейхстаг был исписан. Вы тоже оставили «автограф»?
- Нет. Знаете, я считаю это безобразием. Мы были так твердо воспитаны: чтобы что-то писать?! Мне казалось это недостойным, неприличным, не по-солдатски. Не по-рыцарски, наконец. Это непристойность, я до сих пор так считаю. Надпись на Рейхстаге – это не знак победы. Знак победы в другом – в том, что там остались жертвы. И в нашем взводе вообще никто не писал, хотя уж мы то вроде имели на это право – ведь мы одни из первых были там: Третья ударная, батальон Неустроева...
Я думаю, Рейхстаг был исписан вторым эшелоном...
Знаете, что запомнилось – у немцев чистейшие постели. И вот где-то мы спали, и я не мог заставить себя лечь в чистую постель (а спали ведь не раздеваясь, в сапогах), так и спал рядом на полу. Я вам ерунду, может быть, говорю, но такие вот воспоминания...
Теперь вы понимаете, почему я так много написал о войне.

«Ругайте!»

 
- Родители застали ваши успехи в музыке?
- Застали. Мне приятно, что папа слышал Первую симфонию, «Венгерские напевы» и другие вещи. Мама видела балеты. Вы знаете, наверное, что у меня уже восемь симфоний – премьера последней будет 30 октября в Йошкар-Оле, папе будет 110 лет. У меня концерты для всех инструментов с оркестром, кроме тубы.
- "Золотая серия"? Насколько мне известно, до вас этого не делал никто.
- Написано два балета. Музыка к 60 кинофильмам: сейчас вот крутят «Трактир на Пятницкой». Песни. Знаете, популярность больше идет от песен, они ближе, скорее доходят до зрителя. И мне огорчительно, потому что центр тяжести у меня на симфонической музыке. Но я от того не отказываюсь!
- Скажите, как вам сейчас живётся?
- А как жить в перевернутом мире, в котором мы оказались? Это ужасно, что со страной. Похоже, что сбываются слова Даллеса о том, что Россию нельзя уничтожить – её можно только растлить. Что сегодня и делается. Я никогда не был в компартии, но идеи социализма мне гораздо ближе. Сейчас самые крупные капиталисты говорят, что происходит стагнация капитализма, что эта система себя изжила – а мы прём к ней в самом дичайшем виде. Ну, что вы! И когда средства всей страны существуют в таких немногих руках – ну что же может быть? Когда для концертов, даже здесь, нужна какая-то спонсорская милость. Спонсору может что-то не понравиться – и всё. Такое бывало, с тем же Большим симфоническим оркестром...
Сейчас я живу очень бедно, я нищий, правда. Меня спасает только кино. Вот идут фильмы – я что-то получаю. Но и телевидение сейчас платит нерегулярно.
- Ваш сын, кажется, на телевидении?
- У меня два сына. Валя – киновед-американовед, тоже абсолютно нищий. А второй, Андрей, режиссёр. У него есть хорошие фильмы: «Когда играли Баха», «Шут» (мне очень нравится), «Униженные и оскорблённые» (там Михалков сыграл, это лучшая его роль). Его жена Евгения Симонова, известная киноактриса…
Вот так и живём. Словом, так получается, что композитор, который занят серьезной работой, нищий. Получает только шоу-бизнес...
- Но ведь и классика востребована. Не зря же проводятся те же «музыкальные осени»?
- Кстати, мне очень нравится ваш оркестр. Я пользуюсь случаем выразить восхищение тем, как работает дирижер Алексей Павлович Воронцов, энтузиазмом оркестра. Ведь помните, как Васнецов говорил: «Какое мое дело, мал или велик мой талант – отдай всё!» Вот так они работают. Я не знаю, что будет, может, мы все провалимся сегодня вечером – но это не главное. Главное, что они работают!
- Неужели вы боитесь провала – казалось бы, такая величина?
- Какая величина... Недавно в Москве был очень хороший авторский концерт в связи с моим 75-летием. Играл Большой симфонический, во втором отделении дирижировал Гергиев – гениальный дирижёр. Я был очень доволен, народу было полно, зал встал. К чему я это говорю? Так вот, в день концерта Гергиев приехал в театр в четыре, в пять начались репетиции – но кто знает, как получится? Никто. Вот и сейчас вроде отрепетировали – но никто не знает, что случится. И это нормально. Как сказал однажды дирижёр знаменитого Бостонского оркестра: «Если перед выходом на сцену у вас нет розового тумана перед глазами и чувства, близкого к панике – в вас закончился артист». А это чувство во мне очень живое...
Ругайте!
«Презент-Центр», 7 октября 2000 г.
© Мельник Сергей Георгиевич
Фото Олега Капитонова, из личного архива автора и открытых источников
8 апреля 2013 г.
  
Просмотров: 43582
часть 1 авторский проект сергея мельника | часть 2 проект сергея мельника | часть 3 авторский проект сергея мельника | часть 4 авторский проект сергея мельника | часть 5 авторский проект сергея мельника | часть 6 авторский проект сергея мельника | часть 7 авторский проект сергея мельника | часть 8 авторский проект сергея мельника | часть 9 след передвижника | часть 10 ставропольская заутреня | часть 11 последний реформатор | часть 12 кузница октября | часть 13 курорт для музы | часть 14 местный первогерой баныкин | часть 15 погибель «орла» ингельберга | часть 16 беспощадный царь | часть 17 жигулевский горец | часть 18 пир на пепелище | часть 19 обломок мира | часть 20 это нужно не мертвым | часть 21 тринадцать невинных героев | часть 22 кирпичи коммунизма | часть 23 великий зодчий и карьеристы | часть 24 от лукавого | часть 25 с тольятти на «ты» | часть 26 автоваз – дитя авантюры | часть 27 «копейка» ваз сбережет | часть 28 "вертикаль" каданникова | часть 29 завещание строительного бога | часть 30 амбразура мурысева | часть 31 непотопляемый березовский | часть 32 полный откат! | часть 33 черный список | часть 34 каменный сад | часть 35 конь масти «металлик» | часть 36 юбилею gm-автоваз посвящается | часть 37 помни о спиде как частный случай memento mori | часть 38 чистое ремесло левицкого | часть 39 жизнь с протянутой рукой | часть 40 битва с «апостолом» | часть 41 от «паккарда» сталина до «жигулей» | часть 42 инаколюбие | часть 43 темницы рухнут, и… | часть 44 а завтра его не стало | часть 45 не ржавеет в душе бронепоезд | часть 46 призрак вандализма | часть 47 воздержание власти | часть 48 кресты и звезды на обочине | часть 49 кисельный берег | часть 50 здравствуй, инфекция! | часть 51 пять соток xxi века | часть 52 как варяги брали город | часть 53 антология страха | часть 54 последний из ставропольчан | часть 55 последний из ставропольчан (окончание) | часть 56 мир грёз рафа сардарова | часть 57 пионерский троллейбус | часть 58 материте, но не убивайте! | часть 59 портпосёлок преткновения | часть 60 письма дышат войной | часть 61 ловля комет оптом и в розницу | часть 62 "меня всегда манила тайна смерти" | часть 63 старше женского праздника | часть 64 меняю тольятти на тоталитарную секту | часть 65 олег хромушин: "моя "сталинская" академия" | часть 66 "все свиньи равны" по-тольяттински | часть 67 ноу-хау тольяттинского инженера мухина | часть 68 андрей эшпай: запомните – я был на передовой | часть 69 как в тольятти «сдали» жданова | часть 70 эпицентр, или что известно «экстремистам» | часть 71 эпицентр-2: тольятти примет удар первым | часть 72 наш прогрессирующий паралич – самый-самый | часть 73 генерал из волжского ставрополя | часть 74 борковский комдив | часть 75 обыкновенный садизм | часть 76 румянец терроризма | часть 77 чужая земля | часть 78 быть бы живу | часть 79 никогда так не врут, как перед выборами | часть 80 никогда так не врут, как перед выборами (окончание) | часть 81 русская ветвь | часть 82 благодаря и вопреки | часть 83 изгнанник века | часть 84 эта странная смерть | часть 85 неизвестная гэс в жигулях начало | часть 86 неизвестная гэс в жигулях (окончание) | часть 87 тольяттинский курчатов | часть 88 первый антиглобалист | часть 89 рождённый для оттепели начало | часть 90 рождённый для оттепели окончание | часть 91 бреющий полёт автоваза над долговой ямой | часть 92 тольятти – город прожектёров и авантюристов начало | часть 93 тольятти – город прожектёров и авантюристов продолжение | часть 94 тольятти – город прожектёров и авантюристов окончание | часть 95 тольятти на перепутье: заметки наблюдателя | часть 96 александр зибарев: за и против | часть 97 пьеса для трубы ваз на сером фоне российской обыденности | часть 98 город, ваз и время «белого нала» | часть 99 а ясинский: город, ваз и время «белого нала» окончание | часть 100 сошедшие со звезды | часть 101 предпоследний приют | часть 102 "сказание о земле сибирской" судьба прототипа | часть 103 иван, помнящий родство | часть 104 кто сказал, что война позади? | часть 105 посланец стройки коммунизма | часть 106 медаль рожденному в тольятти | часть 107 девочка в шлеме | часть 108 война и мир васи жилина | часть 109 огонь на поражение в тольятти по-прежнему убивают | часть 110 у каждого мгновенья свой акцент | часть 111 песня о гоголе | часть 112 гуси и лебеди | часть 113 акопов в ответе за все | часть 114 аксаковский уголок | часть 115 весть о без вести пропавшей | часть 116 гость случайный | часть 117 китайская грамота без иероглифов
вернуться назад

Мнение посетителей:




Функция комментирования временно недоступна...




1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34  35  36 37 38 39 40 41 42 43 44 45
АТВ_подарки



2009 - 2019 © Информационный портал "ТЛТгород.ру". 16+
Использование любых материалов сайта TLTgorod.ru допускается только со ссылкой на издание, с указанием названия сайта. При использовании любых материалов TLTgorod.ru в интернете обязательна гиперссылка (активная ссылка) на конкретную страницу сайта, с которой взята информация, размещенная не позже первого абзаца публикуемого материала.
Разработка сайтов в тольятти web-good.ru
Редакция   Посещаемость   Реклама   Сообщить об ошибке    
LiveInternet